Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

К 165-летию со дня рождения Сергея Ивановича Мосина


Сергей Иванович
Мосин
(1849-1902)

С.И. Мосин родился 2 (14) апреля 1849 г. в селе Рамонь Воронежской губернии. Его отец, Иван Игнатьевич Мосин, отставной подпоручик, был воспитанником Московского военно-сиротского отделения. Отличился в 1828-1829 гг. в войне с Турцией, имел боевые награды. В апреле 1838 г. вышел в отставку и работал управляющим имениями и предприятиями помещика Н.И. Тулинова. Мать, Феоктиста Васильевна, простая крестьянка. При рождении второго сына Митрофана в 1852 г. она умерла, и Сергей с братом остались на попечении отца. Большое участие в их дальнейшей судьбе приняла тётя Н.И. Тулинова Анна Ивановна Шеле (Тулинова), при содействии которой братья Мосины получили приличное домашнее образование, овладели математикой, грамматикой и французским языком.

В феврале 1860 г. по ходатайству А.И. Шеле отставной подпоручик И.И. Мосин вместе с сыновьями был внесён в родословную дворянскую книгу, что позволило Сергею в августе 1861 г. поступить в первый общий класс Воронежского кадетского корпуса. Программа обучения в корпусе была довольно обширной: история российская, всеобщая и естественная, математика, русский язык и словесность, два иностранных языка (французский и немецкий), обязательные военные науки, а также гимнастика, пение, танцы и Закон Божий, и работали известные педагоги. Преобладание точных и естественных наук позволило Мосину повысить качество своего технического образования и утвердиться в желании продолжить дальнейшую учебу в военно-техническом училище.

В 1865 г. корпус был преобразован в военную гимназию. Окончив её с отличием в 1867 г., С.И. Мосин поступил в 3-е Александровское военное училище в Москве. Однако в нём он пробыл недолго и в октябре 1867 г. был переведён в Петербургское Михайловское артиллерийское училище. Учебный план училища предусматривал солидный математический курс, включавший интегральное и дифференциальное исчисление, аналитическую геометрию, начала высшей алгебры, все артиллерийские дисциплины, в том числе фортификацию и топографию. Специальные предметы вели известные артиллеристы. Некоторые из них лично участвовали в разработке отечественного оружия.

В июле 1870 г. Сергей Иванович окончил артиллерийское училище по первому разряду, отлично сдав выпускные экзамены, был произведён в подпоручики и направлен во вторую резервную роту конно-артиллерийской бригады в Царском Селе. Однако строевая служба не слишком привлекала молодого офицера, хотя он был одним из лучших. Ещё в годы учёбы в артиллерийском училище Мосин проявил интерес к артиллерийской технике, который не пропал с годами и побудил его к стремлению продолжить своё специальное образование. В сентябре 1872 г. уже поручик С.И. Мосин успешно выдержал приёмный экзамен и был зачислен слушателем на технический факультет Михайловской артиллерийской академии, которая по праву занимала ведущее место в мире в развитии артиллерийской науки.

Преподаватели и учёные академии будили творческую мысль слушателей, вводя их в обширный круг актуальных технических вопросов, воспитав целое поколение замечательных русских военных специалистов, одним из которых стал и С.И. Мосин, впитавший лучшие научные традиции академической артиллерийской школы.

В июле 1875 г. в чине штабс-капитана Мосин окончил академию по первому разряду и в августе получил назначение на должность помощника начальника инструментальной мастерской Тульского Императорского оружейного завода с зачислением по полевой конной артиллерии.

За первые пять лет работы на заводе Мосин получил богатую производственную практику, попробовав свои силы и в инструментальном деле, починочной, замочной и приборной мастерских. Он организовал по собственной инициативе машинное производство охотничьих ружей, что дало ему немалый технологический опыт. С октября 1877-го по февраль 1880 г. он возглавлял основное производство - замочное. В это время на Тульском оружейном заводе предполагалось начать выпуск усовершенствованной винтовки, но этому помешала Русско-турецкая война 1877-1878 гг. Потерпев поражение на Балканах и в Крыму, русская армия была вынуждена признать факт, что военные традиции, заложенные Петром I, были разрушены в годы царствований Александра I и Николая I. В войнах второй половины XIX в. изменилась тактика боя пехоты, все более отчетливо начало вырисовываться значение стрелкового огня, что потребовало повышения скорострельности оружия. К этому времени за границей уже приступили к разработке первых образцов малокалиберных магазинных винтовок. Сразу же после заключения Сан-Стефанского мира прогрессивные военные деятели России критически проанализировали и осмыслили итоги войны, поставив перед собой новые перспективы в деле перевооружения армии более совершенными образцами оружия.

В ноябре 1876 г. С.И. Мосин был назначен начальником инструментальной мастерской завода. За это небольшое время он в совершенстве изучил изготовление инструмента и лекал, ознакомился с технологическим процессом производства винтовки Бердана, что имело большое значение для его дальнейшей самостоятельной конструкторской деятельности. Первым опытом самостоятельной работы Мосина, явившейся некоторой подготовкой к будущей изобретательской деятельности, стала разработка технологии изготовления охотничьих ружей, а к 1880-м гг. он уже в чине капитана был известен как большой знаток оружейного дела.

В 1881 г. по распоряжению Главного артиллерийского управления Сергей Иванович назначается членом «комиссии для осмотра механических средств и зданий» Сестрорецкого и Ижевского оружейных заводов, что позволило ему ещё ближе познакомиться с организацией производства на этих заводах и состоянием отечественного оружейного дела. Имея хорошую теоретическую подготовку и большой производственный опыт, Мосин был в курсе всех вопросов, которые в то время волновали специалистов-оружейников. Одним из основных был вопрос о перевооружении русской армии малокалиберной магазинной винтовкой. И Мосин в числе других русских оружейников предпринял попытку приложить свои знания и силы к решению этого вопроса.

В 1882 г. С.И. Мосин приступил к работам по переделке однозарядной винтовки Бердана в магазинную винтовку. Уже летом следующего года он представил на рассмотрение комиссии разработанные им образцы магазинных винтовок. Предложенная Сергеем Ивановичем винтовка неоднократно испытывалась наряду с многочисленными образцами иностранных фирм и винтовками отечественных конструкторов (Квашневского, Игнатовича, Вельтищева, Лутковского и др.). К винтовке Бердана обр. 1870 г. он разработал оригинальный реечно-прикладной магазин на 8 патронов, которые размещались в овальной трубке, находившейся внутри приклада. Для подачи патронов служила рейка, сцепленная с затвором, зубцы которой захватывали закраины патрона. При отодвигании затвора назад рейка подавала патрон, и он захватывался затвором. Патроны в магазине располагались наклонно, так что пуля одного патрона не упиралась в капсюль другого, что обеспечивало полную безопасность магазина и выгодно отличало предложенную им конструкцию от иностранных систем. В окончательном виде винтовка с реечно-прикладным магазином была доработана Мосиным к началу 1884 г.


Конструкция магазина винтовки С.И. Мосина


Очередные испытания магазинных винтовок прошли в 1884 г., и для участия в них по предписанию Главного артиллерийского управления С.И. Мосин был командирован в Санкт-Петербург. Представленная им винтовка была вновь одобрена, но не принята на вооружение в силу ряда недоработок. Решение комиссии не разочаровало Сергея Ивановича, а лишь придало ему уверенность в конечном успехе задуманного дела и новые силы. Он продолжил совершенствовать свою винтовку, разработал пять её вариантов, в частности, несколько позднее создал такой же образец винтовки на 12 патронов. В том же году Мосин получил свою первую награду - болгарский орден св. Александра 4-й степени.

В 1885 г. комиссия признала винтовку С.И. Мосина лучшей из 119 других представленных систем и, указав на необходимость доработки некоторых деталей, заказала Тульскому оружейному заводу тысячу винтовок для проведения войсковых испытаний.

Узнав об изобретении Мосина, парижская оружейная фирма «Рихтер» предложила ему 600 тыс. франков (впоследствии эту сумму увеличили до 1 млн франков) за право использовать реечно-прикладной магазин для французской винтовки. Тем самым иностранцы признали превосходство русского изобретения и ценность трудов русского конструктора. Однако С.И. Мосин, располагая весьма скромными средствами, как истинный русский патриот решительно отверг все эти предложения. За свою изобретательскую деятельность и добросовестное исполнение своих прямых служебных обязанностей в конце августа 1886 г. он был удостоен ордена Св. Владимира 4-й степени.

В 1880-х гг. в Военном министерстве России пришли к выводу, что однозарядная винтовка Бердана, состоявшая на вооружении русской армии, морально устарела. За последние десятилетия она подверглась лишь незначительной модернизации, и её надлежало заменить новой. В этом отношении к перевооружению на новые системы стрелкового оружия уже приступили или собирались это сделать за рубежом. Так, во Франции в 1886 г. приняли решение о перевооружении армии новой винтовкой системы Лебеля калибра 8 мм, с применением нового вида патронов с зарядом из бездымного пороха. Появление на вооружении винтовки с патроном, снаряженным бездымным порохом, уменьшенного калибра заставило армии всех стран спешно разрабатывать и принимать на вооружение подобное оружие.

В России Военное министерство долгое время не могло остановить свой выбор на определенном образце и производило многочисленные испытания винтовок различных систем. Из-за этой медлительности С.И. Мосин получил возможность подробно изучить новое оружие, учесть его достоинства и недостатки. В частности, в России еще в 1886?1887 гг. прошла испытания винтовка швейцарского конструктора полковника Шмидта. Однако швейцарское правительство, принявшее на вооружение эту винтовку в 1889 г., запретило Шмидту передавать свою работу за границу. Одной из причин медлительности в перевооружении был известный скептицизм военных кругов по отношению к магазинной винтовке. Испытания в 1880-х гг. более 100 образцов магазинных винтовок выявили те или иные дефекты, связанные с надёжностью их работы.

Предъявленные комиссии осенью 1889 г. известные в то время образцы магазинных винтовок Лебеля, Манлихера, Нагана и других оказались «неудовлетворительны или по устройству магазина, или по непрочности и неудобству затвора». В этом своеобразном конкурсе винтовок приняли участие 22 изобретателя со всей Европы, однако «вышел в финал» русский оружейник С.И. Мосин. Изюминкой модели его винтовки стал оригинальный затвор с отсечкой-отражателем: конструкция позволяла при стрельбе поочередно подавать из магазина патроны и выбрасывать из патронника стреляные гильзы. Конкурентом Сергея Ивановича оказался известный бельгийский оружейный конструктор и фабрикант Леон Наган. Причем поначалу именно винтовке Нагана было отдано предпочтение, хотя и недостатки винтовки Мосина исправлялись легко.

Поскольку армии требовалось надежное оружие, а чьё именно - вопрос второй, русское правительство купило у Л. Нагана патент, лекала и чертежи, сам он выбыл из спора. Мосину же предложили доработать свою конструкцию с учётом наработанного в ходе конкурса опыта. Главным требованием к новому оружию было уменьшение калибра. Доработку винтовки Сергей Иванович выполнил под «трехлинейный» патрон (7,62 мм) с бездымным порохом, который разработал для своей винтовки ещё один отечественный претендент полковник Роговцев.

В связи с перевооружением армий западноевропейских государств на магазинные винтовки, отставание России в этом вопросе становилось опасным. Комиссия по испытанию ружей была преобразована в комиссию «по выработке малокалиберного ружья». Однако основным противником перехода на магазинные винтовки в России был военный министр П.С. Ванновский. Поэтому вплоть до 1890 г. Военное министерство делало заказы на однозарядную винтовку, откладывая переход на магазинную. По этой причине по требованию начальства С.И. Мосин был вынужден заниматься главным образом созданием однозарядной трехлинейной винтовки, на которой он окончательно отработал свою оригинальную конструкцию затвора, использованную впоследствии в магазинной винтовке.

Однако перевооружение иностранных армий магазинными винтовками не могло не повлиять на перевооружение русской армии, и Военное министерство вынуждено было вернуться к вопросу об отработке магазинной винтовки, рассматривая однозарядную конструкцию как временный образец. С энтузиазмом приступил Мосин к работе над магазинной винтовкой. Он получил освобождение от остальных служебных обязанностей и целиком отдал себя любимому делу. Сроки для работы были даны короткие, но несмотря на это, он справился с поставленной задачей.

К середине февраля 1890 г., работая в мастерской Ораниенбаумской офицерской стрелковой школы, он создал новый образец своей винтовки. Она имела затвор оригинальной конструкции, магазин трапециевидной формы на пять патронов. К ствольной коробке была приспособлена пружина-отсечка, устранявшая одновременную подачу двух патронов и служившая одновременно отражателем. Сергей Иванович сумел найти простое и целесообразное решение сложнейших технических задач, что блестяще проявилось в конструкции затвора, который, не имея винтов, разбирался без отвёртки. В результате уменьшения калибра винтовка стала легче (масса её без штыка составляла всего 4 кг), скорость полета пули меньшей массы существенно возросла. За счет этого увеличилась дальность стрельбы. Оригинальный магазин позволил втрое увеличить скорострельность - с 5-6 до 15 выстр./мин. Она явно превосходила современные иностранные магазинные винтовки, в том числе и переработанный образец Л. Нагана.

В марте 1890 г. С.И. Мосин вернулся в Тулу, где продолжил совершенствовать конструкцию винтовки. В мае Тульскому оружейному заводу было предписано изготовить 300 винтовок «по системе капитана Мосина»». После Карле, Крнка и Бердана завод впервые приступил к выпуску винтовки русского конструктора. Несмотря на неизбежные трудности и обычный бюрократизм комиссий и управлений, работы по доработке шли успешно. Летом 1890 г. для лучшего заряжания Мосин, на 8 лет раньше Маузера, предложил обойму с пластинчатой пружиной. Председатель комиссии по перевооружению тогда же признал желательным перейти к выпуску винтовок «по образцу пачечной винтовки капитана Мосина», т.е. поставил вопрос о принятии её на вооружение. Но военный министр решил ждать исхода испытаний.

На всех испытаниях в 189-1891 гг. винтовка Мосина успешно конкурировала с образцами Нагана. Окончательные сравнительные испытания винтовок Мосина и Нагана, прошедшие в марте 1891 г., показали, что они приблизительно равноценны по меткости боя, а по предельной дальности (3 км) и скорострельности (до 30 выстр./мин) винтовка Мосина не имела себе равных (вплоть до Второй мировой войны). Правда, при стрельбе из винтовки Нагана получился несколько меньший процент случаев неисправностей её механизмов, поэтому при голосовании в комиссии, проводившей испытания, за принятие винтовки Нагана высказалось 14 человек, а за винтовку Мосина - 10. На результатах голосования сказалось внешнее впечатление от испытаний, между тем обнаруженные неисправности в работе винтовки Мосина объяснялись не столько её конструкцией, сколько спешкой и низким качеством изготовления. Внимательный анализ позволил выявить преимущества винтовки Мосина и возможность лёгкого устранения неисправностей путём незначительного упрочнения второстепенных деталей, не изменяя конструкции винтовки. Инспектор оружейных и патронных заводов генерал В.Н. Бестужев-Рюмин справедливо указал на простоту винтовки Мосина для освоения её отечественной промышленностью и обратил внимание на то, что она будет обходиться казне в 1,6 раза дешевле, чем винтовка Нагана, и армия может быть ею вооружена раньше.

Испытания завершились в марте 1891 г. Голос председателя комиссии решил вопрос в пользу винтовки С.И. Мосина. Его поддержал своим авторитетом известный оружейник В.Л. Чебышев. Указав, что винтовка Нагана дала на стрельбах 557 задержек, а винтовка Мосина - только 217, он признал её «громадные преимущества перед системой Нагана». Официально окончательная модификация именовалась: «предложенный гвардейской артиллерии капитаном Мосиным образец новой пачечной (магазинной) винтовки уменьшенного калибра и патрона к ней, спроектированного комиссией для выработки малокалиберного ружья, а также пачечной обоймы, предложенной иностранцем Наганом».

16 (28) апреля 1891 г. император Александр III утвердил образец «трехлинейки», а приказ по Военному ведомству от 11 (23) мая 1891 г. возвестил войскам о «введении новой пачечной винтовки уменьшенного калибра». Александр III, не утомляя себя размышлениями, с подачи П.С. Ванновского, вычеркнул из названия слово «русская», и винтовка С.И. Мосина стала просто «трехлинейной винтовкой обр. 1891 г.». Кроме того, была нарушена традиция присвоения образцу оружия имени его конструктора. Это был первый случай, когда оружие не назвали именем его создателя, что очень огорчило С.И. Мосина. Здесь говорило не столько личное честолюбие, сколько боль за незаслуженное пренебрежение достижением русской техники и национальным достоинством, поскольку все главные части и механизмы винтовки, определявшие систему в целом, были разработаны бесспорно им.

Сергея Ивановича повысили в звании, присвоив ему в конце августа 1891 г. чин полковника гвардейской артиллерии, наградили орденом Св. Владимира 3-й степени, назначили председателем приёмной комиссии на Тульском оружейном заводе, а также дали премию - 30 тыс. рублей, которую он воспринял, как пощёчину. Дело в том, что Мосину разрешили получить привилегии на ряд деталей винтовки, однако он отказался. Наган же получил привилегии на те детали, которые признали позаимствованными из его конструкции, и получил за право их эксплуатации от русского правительства 200 тыс. рублей. Военное ведомство сочло: работая над проектом, Мосин и так получал жалованье. Часть денег из своей премии С.И. Мосин передал ближайшим сотрудникам, желая отблагодарить их за мастерство и упорный труд. Несколько сгладила обиду изобретателя Большая Михайловская премия, единогласно присуждённая Сергею Ивановичу в ноябре 1891 г. за достижения в артиллерийском деле.

Эта премия была самой престижной наградой за изобретения в области артиллерии и оружейного дела. Она присуждалась один раз в пять лет, ибо её учредители справедливо считали, что выдающиеся изобретения чаще не появляются. Это было признание не только его заслуг, но и фактическое признание его соавторства на русскую магазинную винтовку. В 1892 г. Мосина наградили орденом Св. Анны 2-й степени.

Отстаивая свое авторство, Сергей Иванович обратился в комиссию за получением привилегии на изобретение. Было признано, что он имеет на это право, так как «главные существенные части винтовки выработаны исключительно капитаном Мосиным». И все же винтовка осталась безымянной, но, тем не менее, в широких военных кругах и винтовка, и её конструктор получили известность и признание.

Принятие винтовки Мосина на вооружение ознаменовало собой рождение современной оружейной промышленности в России, впервые получившей столь массовый заказ на производство винтовок отечественной конструкции. С.И. Мосин лично руководил разработкой технологического процесса, чертежей и лекал. Изготовление их велось в инструментальном отделе Петербургского патронного завода, куда для руководства он вскоре был вызван. Подготовительные работы завершились к ноябрю 1892 г., и Тульский оружейный завод приступил к выпуску винтовок.

В апреле 1894 г., в связи с организацией производства мосинских винтовок на Сестрорецком оружейном заводе, он был назначен его начальником (одновременно являлся и начальником Сестрорецкого гарнизона), где и проработал до последних дней своей жизни, проявив себя способным и заботливым администратором. В Сестрорецке под его руководством завод был переоборудован и расширен, пополнен новым оборудованием, переведён на электроэнергию. На заводе был создан специальный инструментальный отдел. По инициативе Сергея Ивановича открыли начальное и ремесленное училища для детей рабочих, библиотеку, проводились культурно-просветительные мероприятия. Выпуск винтовок Мосина был также организован и на Ижевском оружейном заводе.


Генерал-майор Сергей Иванович
Мосин. 1901 г.
В декабре 1894 г. его избрали совещательным членом Артиллерийского комитета, в следующем году наградили орденом Св. Владимира 3-й степени, потом Серебряной медалью в память Александра III. В 1898 г. его грудь украсил бухарский орден Золотой Звезды 3-й степени, и, наконец, 9 (22) апреля 1900 г. Сергей Иванович был произведён в генерал-майоры. Большой успех принесла Мосину и всем оружейникам Всемирная выставка 1900 г. в Париже, где трехлинейную винтовку удостоили высшей награды - Гран-при. Это было международное признание заслуг изобретателя и всей русской промышленности, в подъёме которой он сыграл заметную роль.

К 1902 г. русская армия была полностью перевооружена винтовками Мосина. Когда закончилось перевооружение армии, и Сестрорецкому оружейному заводу грозило сокращение программы, С.И. Мосин добился расширения инструментального отдела, и с тех пор завод стал главным центром, снабжавшим Артиллерийское ведомство рабочим и контрольным инструментом.


Солдаты русской армии, вооруженные винтовками Мосина

В середине января 1902 г. Сергей Иванович заболел воспалением лёгких и 26 января (8 февраля) умер. Он был похоронен с воинскими почестями на кладбище Сестрорецка. В память о знаменитом конструкторе в Туле, Сестрорецке и поселке Рамонь установлены памятники, в Туле его именем названы улица и техникум. В 1960 г. - в год 150-летия со дня рождения конструктора была утверждена премия имени С.И. Мосина, которая стала ежегодной и присуждается за выдающиеся достижения в области машиностроения.

Знаменитая винтовка Мосина надолго пережила своего создателя. Благодаря простоте устройства она оказалась очень удобной для модернизации. В 1907 г. на её основе был создан карабин, который три года спустя поступил на вооружение артиллеристов и связистов. А в 1908 г. к винтовке Мосина разработали новый патрон с остроконечной пулей, с рекордной для того времени начальной скоростью 860 м/с. Русская армия стала первой, получившей на вооружение такие патроны.
Памятник С.И. Мосину в Сестрорецке, 2001 г.
Скульптор Б.А. Петров,
архитектор А.Г. Бакусов

Введение нового патрона потребовало модификации «трехлинейки», которая в 1910 г. получила более совершенный прицел. Это позволило повысить прицельную дальность стрельбы с 1920 до 2276 м. К 1914 г. русская армия располагала 4,3 млн винтовок Мосина. Пехота и кавалерия были почти полностью перевооружены ими. В Первую мировую войну это оружие превосходно себя зарекомендовало. Во время Гражданской войны выпускались пехотная и кавалерийская разновидности винтовок.


Винтовки С.И. Мосина:
1 - с прикладным магазином, опытный образец 1887 г.; 2 - опытная однозарядная, имеющая форму ствольной коробки, приспособленную для переделки винтовки в магазинную; 3 – пехотная обр. 1891 г. (3А - затвор); 4 - пехотная модификации 1910 г. с прицельной рамкой Коновалова; 5 - драгунская и казачья обр. 1891 г.; 6 - драгунская и казачья, модификации 1910 г.; 7 – карабин обр. 1891/1907 г.

При последующей модернизации в 1930 г. трехлинейная винтовка через 28 лет после смерти С.И. Мосина получила имя своего создателя. Новый образец стал называться «трехлинейная винтовка Мосина образца 1891/1930 гг.». В 1932 г. винтовку оснастили снайперским прицелом и приняли на вооружение как снайперскую. На вооружении нашей пехоты винтовка обр. 1891/1930 гг. прошла всю Великую Отечественную войну 1941-1945 гг.


Винтовки С.И. Мосина:
8 - ранняя модификация обр. 1891/1930 г.; 9 - обр. 1891/1930 г. (9А - затвор); 10 – снайперская обр. 1891/1930 г.; 11 – карабин обр. 1938 г.; 12 – карабин обр. 1944 г.

«Трехлинейка» производилась до января 1944 г., и только после войны, с развитием автоматического стрелкового оружия и принятием на вооружение знаменитого автомата Калашникова, она превратилась в музейный экспонат. Почти 60 лет, до середины 1950-х гг., винтовка Мосина состояла в строю, а в снайперском варианте - с оптикой, сошками, пламегасителем, с современным амортизированным прикладом - она выпускается и ныне.

Подобное долголетие обеспечили гениальная простота и надёжность конструкции. Как у любого оружия, у «трехлинейки» были свои недостатки. Но живучесть, неприхотливость, отличные баллистические качества компенсировали все минусы.


Михаил Павлов, старший научный сотрудник
Научно-исследовательского института военной истории
Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил
Российской Федерации, кандидат технических наук

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false