Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Аракчеев Алексей Андреевич

АРАКЧЕЕВ Алексей Андреевич [23.9(4.10).1769, имение Гарусово Вышневолоцкого у-да Новгородской губ. – 21.4(3.5).1834, с. Грузино Новгородской губ.], русский государственный и военный деятель, генерал от артиллерии (1807), граф (1799). Алексей Андреевич Аракчеев происходил из небогатого дворянского рода поручика Андрея Андреевича Аракчеева и его жены Елизаветы Андреевны, урожденной Ветлицкой. Кроме Алексея в семье было два младших брата – Андрей и Петр, также избравших военное поприще и дослужившихся до генеральских чинов.

Детство Аракчеева прошло в имении отца, недалеко от деревни Бережок, в которой находилась усадьба предводителя местного дворянства М.В. Храповицкого. Именно он заметил смышленого подростка и дал направление 13-летнему Алексею в Артиллерийский и инженерный шляхетский кадетский корпус, находившийся в Санкт-Петербурге. С этого и началась военная карьера будущего графа и знаменитого государственного деятеля. Надо сказать, что Александра Андреевича отличало редкое чувство благодарности к тем, кто однажды ему помог. До конца жизни Храповицкого Аракчеев испытывал к нему чувство признательности, о чем свидетельствует сохранившаяся переписка, а также их взаимные визиты друг к другу.

Решение о зачислении А.А. Аракчеева в кадеты затянулось до осени 1783 года в связи со смертью директора корпуса М.И. Мордвинова. С приходом нового директора, П.И. Мелиссино, в работу учебного заведения был внесен ряд изменений: кадетов распределили по трем возрастам, а курс обучения разделили на классы. Воспитанникам преподавали русский язык, рисование, фехтование и танцы, обучали верховой езде. Также им надлежало изучать Закон Божий, совершенствовать свои познания в области геометрии и тригонометрии, истории и географии, как российской, так и иностранной. Преподавали и предметы, непосредственно связанные с будущей специальностью: механику, гидравлику, гражданскую архитектуру и фортификацию, а также артиллерию и статистику. В выпускном классе кадетов обучали составлению различных служебных документов, ведению штабной переписки. Они получали более глубокие знания по гражданской архитектуре и фортификации, артиллерии и тактике.

В корпусе Аракчеев быстро выдвинулся в число лучших учеников. Особенно легко давались ему математика и артиллерийское дело. Добрые отношения с товарищами у него не сложились до самого окончания учебы. Но преподаватели и офицеры-воспитатели сумели оценить Аракчеева. «Он отличался от всех строгим поведением и прилежанием к наукам», – вспоминал Мелиссино. Успехи кадета Аракчеева в усвоении преподававшихся в корпусе наук были столь впечатляющими, что он досрочно был переведен в старший класс. В феврале 1784 года его произвели в капралы, через два месяца он получил звание фурьера, а еще через пять – стал сержантом. В августе 1786 года за успехи в учебе Алексей Аракчеев был награжден позолоченной медалью, которая носилась в петлице на позолоченной цепочке.

В 1787 году по окончании корпуса Аракчеев получил чин поручика и был оставлен при корпусе преподавателем-репетитором. Ему было поручено преподавать математику и артиллерию, а также вменено в обязанность заведовать корпусной библиотекой.

Когда в 1788 году началась война России со Швецией, поручику Аракчееву дали задание срочно подготовить артиллерийскую команду. Он написал специальное учебное пособие для ускоренной подготовки артиллеристов под названием «Краткие артиллерийские записки в вопросах и ответах». Уровень данного пособия был настолько высоким, что его авторство приписали впоследствии генералу П.И. Мелиссино, не веря, вероятно, что молодой офицер, едва вышедший из кадет, настолько хорошо владел предметом. В январе 1789 года Аракчееву был присвоен чин подпоручика артиллерии. Тогда же Мелиссино назначил его командиром гренадерской роты.

Как весьма способный офицер, Аракчеев был рекомендован президенту Военной коллегии графу Н.И. Салтыкову для обучения его сына. А вскоре, уже по рекомендации Салтыкова, Алексей Андреевич был назначен старшим адъютантом при директоре Артиллерийского и инженерного кадетского корпуса и получил чин капитана.

В то же время великий князь-наследник Павел Петрович создал в Гатчине «для экзерциций» свои войска. В течение лета 1792 года в Гатчину прибыло 35 артиллеристов, выбранных по просьбе цесаревича генералом П.И. Мелиссино из полевой артиллерии. Их надо было упражнять в стрельбе, учить должному обращению с орудиями. И в том же году Аракчеев был назначен начальником гатчинской артиллерии.


Рядовой пешей артиллерии гатчинских войск 1793 г.
Историческое описание одежды и вооружения российских войск.

Павел брал к себе на службу лишь тех, кто хотел и мог служить усердно, не жалея для службы ни себя самого, ни других. При этом великий князь не обращал никакого внимания на бедность и незнатность претендентов. Скорее даже старался отдавать им предпочтение, сознавая, что для бедных и незнатных служба – единственный источник средств существования и путь к возвышению. В результате в гатчинской армии собралось множество выходцев из глухих российских провинций, малообразованных, малокультурных, но честолюбивых и ретивых к службе молодых людей. Аракчеев годы спустя вспоминал: «В Гатчине служба была тяжелая, но приятная, потому что усердие всегда было замечено, а знание дела и исправность отличены».

В Гатчине А.А. Аракчеев проявил рвение и усердие в службе и в июле 1793 года стал майором артиллерии. Он последовательно занимал должности командира пехотного батальона, командира артиллерии, инспектора артиллерии, а с 1796 года – и инспектора пехоты. 25 июня (6 июля) 1796 года у Павла родился третий сын, Николай. По этому случаю майор артиллерии Аракчеев был представлен цесаревичем к присвоению следующего чина – подполковника артиллерии. Пребывая на службе в Гатчине, Аракчеев не только командовал артиллерией, но и организовывал занятия для младших офицеров, подпрапорщиков и юнкеров, занимался кадровым пополнением гатчинских войск. Кроме того, Павел поручал Аракчееву составление разнообразных инструкций, разработку новых образцов обмундирования и снаряжения для армии. Ведение хозяйства во многом также находилось в руках Аракчеева. Служба в Гатчине превратилась для него в подлинную школу управления. Так из сына бедного дворянина, простого артиллерийского офицера выковывался администратор, государственный деятель, будущий крупный сановник.

Но обращение Аракчеева с подчиненными было достаточно жестким, его боялись и не любили, за ним закрепилось прозвище «гатчинский капрал». Но этот угрюмый и злой человек не менее жестоко относился и к самому себе, не жалея ни физических, ни душевных сил ради того, чтобы выполнить приказ начальства и заслужить его благоволение. К тому же Аракчеев никогда не преступал определенной грани. Он не учил солдат «по 12 часов кряду», не срывал у них усов и не бил их, как это приписывали ему некоторые современники в своих мемуарах. Непредвзятый взгляд на результаты гатчинской деятельности великого князя Павла Петровича позволяет увидеть в них много разумных, предвосхищающих будущее нововведений. Так созданный Павлом в Гатчине артиллерийский полк стал образцовым подразделением для остальной русской артиллерии. В его рамках были выработаны новые принципы организации артиллерии, новые способы применения ее в бою. Привитые в последующем во всей русской артиллерии, они вывели ее из состояния отсталости и превратили ко времени Отечественной войны 1812 года в самую эффективную в мире.

Гатчинская артиллерия создавалась с самого начала как мобильная: способная быстро менять свои позиции, она отличалась быстротой стрельбы, причем гатчинские артиллеристы были выучены стрелять не только по площадям, но и по конкретным целям.

Помимо благоволения Павла и навыков административной деятельности гатчинская служба дала Аракчееву еще нечто важное для будущей его судьбы: в 1794 году он познакомился с великим князем Александром Павловичем.

При восшествии на престол в 1796 году Павел I пожаловал 27-летнему Аракчееву чин генерал-майора, орден Святой Анны 1-й  степени, вотчину Грузино в Новгородской губернии, 2 тыс. крепостных крестьян, назначил его командиром батальона лейб-гвардии Преображенского полка и комендантом Петербурга. Именно комендант обязан был осуществлять надзор за порядком в столице империи, контролировать исполнение высочайших приказов. Не зная покоя, петербургский комендант Аракчеев днем и ночью разъезжал по городу, наблюдая за порядком на улицах, проверяя исправность караулов и осматривая казармы и госпитали, конюшни и канцелярии.

В следующем году Павел I удостоил Аракчеева титула барона, ордена Святого Александра Невского. Утверждая герб Аракчеева, император собственноручно добавил к нему надпись: «Без лести предан». В том же году Павел решил, что Аракчеев должен сосредоточить все свои усилия на организации работы Свиты Его Императорского Величества по квартирмейстерской части – органа военного управления, созданного императором вместо распущенного Генерального штаба и выполнявшего частично его функции. Таким образом, Аракчеев был назначен еще и на должность генерал-квартирмейстера. На тот момент в Свите состояло 37 офицеров. К концу 1797 года ее численность увеличилась до 66 человек за счет принятия на службу наиболее способных офицеров прежнего Генерального штаба. Было составлено новое штатное расписание, выделены деньги для приобретения квартирмейстерами необходимых для работы инструментов (астролябий, компасов, копировальных стекол, чертежного инструмента и проч.), то есть было положено начало созданию материальной базы для работы квартирмейстерской службы. В августе 1797 года Аракчеев был назначен командовать лейб-гвардии Преображенским полком.


Герб А.А. Аракчеева.

Получая такие блестящие назначения, Аракчеев упивался властью и стал вести себя грубо по отношению к подчиненным. Так конфликт с подполковником Леном привел к трагическим последствиям: написав короткое письмо обругавшему его начальнику, подполковник Лен застрелился. После этого прискорбного случая Аракчеев был уволен со службы с повышением в чин генерал-лейтенанта и уехал из Петербурга в свое имение Грузино. Но уже в мае 1798 года Павел возвратил его в столицу, вновь назначил на должность генерал-квартирмейстера и одновременно Высочайшим приказом от 4 (15) января 1799 г. определил инспектором всей артиллерии и командиром гвардейского артиллерийского батальона. 5 (16) мая 1799 года император Павел I пожаловал Аракчееву графский титул. Аракчеев был педантично требовательным и взыскательным, но без садизма, который ему приписывала молва. «Знаю, что меня многие не любят, потому что я крут, – говорил Алексей Андреевич, – да что делать? Таким меня бог создал». В октябре 1799 года он попал в опалу (за попытку отвести от своего брата наказание по службе), получил отставку и вновь уехал в свое имение Грузино.

Вступивший в 1801 году на престол Александр I окружил себя новыми людьми, но не забыл об Аракчееве, достоинства и недостатки которого он хорошо знал. В 1803 году он вернул его из отставки и вновь назначил инспектором всей артиллерии. На этом посту генерал Аракчеев усердно внедрял новую организацию артиллерии и развивал систему ее снабжения. В ходе Русско-австро-французской войны 1805 года он сумел быстро наладить доставку в армию артиллерийских боеприпасов; находясь в свите императора, присутствовал при Аустерлицком сражении. После кампании сосредоточился на улучшении подготовки артиллерийских кадров, составил «Наставление батарейным командирам», способствовавшее совершенствованию тактики русской артиллерии в войне 1806–1807 годов. По настоянию Аракчеева в боевых подразделениях вводились новые правила: офицерские экзамены и практические учения, проведение артиллерийских маневров и т. д. Кроме того, по личному распоряжению графа были введены многие технические приспособления: новые прицелы для орудий, зарядные ящики вместо фур и т. п. «Имя Аракчеева как администратора и устроителя русской артиллерии займет почетное место на страницах истории», – писал военный историк генерал-майор П.Н. Глебов.

В 1806 году Аракчеев женился на Наталье Федоровне Хомутовой, дочери ярославского помещика генерал-майора Федора Николаевича Хомутова. Семейная жизнь длилась недолго. В следующем году Алексей Андреевич расстался с женой.

В 1807 году А.А. Аракчеев был произведен в генералы от артиллерии, в январе следующего года назначен министром военных сухопутных сил, а также инспектором всей пехоты и артиллерии. Приняв пост министра, граф Аракчеев начал с того, что навел порядок в делопроизводстве, наладил строгую отчетность всех частей министерства и войсковых подразделений, установил более четкое распределение дел между административными органами, разграничил функции военной коллегии, инспектора всей артиллерии, инспектора инженерного департамента и др. В июне 1808 года Аракчеев образовал «Комитет для изыскания способов к кратчайшему делопроизводству в военной коллегии и ее экспедициях» с целью «направить все к порядочному течению и содержать общую связь». Вскоре им было разработано и издано новое положение о медицинской экспедиции; последняя коренным образом была преобразована. Вслед за тем преобразованию подверглись счетная экспедиция и инженерный департамент. Расходование средств Аракчеев взял под свой особый контроль. Он учредил должность дежурного генерала при военном министре и возложил на него осуществление постоянного надзора за интендантской частью.

Военный министр Аракчеев принял деятельное участие в Русско-шведской войне 1808–1809 годов. Много усилий он затратил на комплектование действующей армии и обеспечение ее всеми необходимыми средствами. В феврале 1809 года Аракчеев выехал на финский театр войны и сместил с поста главнокомандующего графа Ф.Ф. Буксгевдена, назначив на его место Б.Ф. Кнорринга. Одновременно Аракчеев принял решительные меры по улучшению снабжения русской армии в Финляндии продовольствием и боеприпасами. Именно он организовал проведение труднейшего зимнего перехода войск через Ботнический залив с целью переноса боевых действий на территорию Швеции, что решило исход войны.

Военный министр отказался принять от царя высшую награду – орден Святого Андрея Первозванного, сославшись на то, что непосредственного участия в походе не принимал. Александр I нашел иной способ наградить его: повелел войскам отдавать военному министру положенные ему почести и в местах пребывания царя. Сын бедного дворянина ставился почти вровень с самим государем и тем поднимался над всеми другими сановниками. Эта была награда не орденом, а честью.

Деятельность Аракчеева на посту министра военных сухопутных сил высоко оценивалась впоследствии не только теми, кто относился к нему доброжелательно, но даже и его недругами. В.Р. Марченко, служивший в экспедиции министерства в то самое время, когда министром был в нем Аракчеев, писал: «В управлении военным министерством граф Аракчеев держался одного правила с Бонапарте: все гибни, лишь бы мне блестеть. Самовластием беспредельным и строгостию сделал он много хорошего: восстановил дисциплину, сформировал заново, можно сказать, армию, расстроенную неудачами 1805 и 1807 годов (неисправно и жалованье получавшую); удовлетворил справедливые полковые претензии; учредил запасы и оставил наличных денег, как помнится, 20 млн рублей».

В 1809 году военный министр Аракчеев ввел в русской армии правило отдания чести, согласно которому офицеры должны были приветствовать друг друга поднятием левой руки к головному убору. При этом младшие по званию обязаны были отдавать честь первыми. Эта мера призвана была способствовать поддержанию в офицерской среде атмосферы взаимного уважения друг к другу, духа субординации и дисциплины.

В 1808–1810 годах Аракчеев активно участвовал в проведении военных реформ, что помогло русской армии успешно подготовиться к Отечественной войне 1812 года. Особенно много было сделано для артиллерии: ее выделили в отдельный род войск, состоявший из рот и бригад, введена была система экзаменов, учебных занятий и боевых стрельб, усовершенствована материальная часть, при артиллерийском управлении создан научно-технический отдел, положено начало изданию «Артиллерийского журнала».

В 1809 году товарищ министра юстиции М.М. Сперанский закончил проект образования нового Государственного совета. Законченный проект учреждения Государственного совета показали высшим сановникам империи, занимавшим ключевые посты в управлении государством, – князю П.В. Лопухину, графу Н.П. Румянцеву, графу В.П. Кочубею, графу А.Н. Салтыкову. Графу же Аракчееву ознакомиться с ним не преложили. Обиженный тем, что учреждение Государственного совета состоялось без всякого согласования с ним, Аракчеев в январе 1810 года ушел с поста военного министра, мотивируя это тем, что время требует «более просвещенных министров». Царь, приняв отставку, счел необходимым назначить Алексея Андреевича в Государственный совет председателем Департамента военных дел. В конце марта 1812 года император вызвал Аракчеева в Вильно в ставку армии. А спустя почти два месяца 17(29) июня 1812 года он был назначен управляющим канцелярией императора Александра I (с декабря Собственная Его Императорского Величества канцелярия). Граф Аракчеев управлял ею до 19(31) декабря 1825 года.

В Отечественную войну 1812 года Аракчеев неусыпно занимался вопросами подготовки резервов для армии и снабжения ее продовольствием. Выехав в декабре 1812 года к армии, Александр I взял с собой Аракчеева и уже не расставался с ним до окончания военных действий в Европе. В Париже в марте 1814 года император подготовил указ о производстве в генерал-фельдмаршалы вместе с Барклаем де Толли и Аракчеева, но тот отказался от такой почести, считая ее для себя слишком высокой.


Вступление российских войск в Париж. 31 марта 1814 г. Литография неизвестного художника с оригинала И.Ф. Югеля по рисунку У.-Л. Вольфа.

В конце 1815 года граф Аракчеев был назначен докладчиком императора по делам Комитета министров и Государственного совета, то есть он фактически руководил внутренней политикой, оставаясь верным помощником императора, стараясь во всем исполнять его волю. Примером тому стала система военных поселений, создававшихся по инициативе Александра I. Начиная с 1810 года, они устраивались и располагались по примеру казачьих полков вдоль западных границ в надежде уменьшить военные расходы. Назначенный начальником корпуса военных поселений Алексей Андреевич снискал себе на этой должности печальную славу, поскольку затея Александра I с самого начала была нежизнеспособной и требовала принудительных мер. Система военных поселений все же пережила своих создателей и окончательно отмерла лишь при Александре II.

В 1825 году в Таганроге неожиданно скончался Александр I. Пребывая в депрессии, Алексей Андреевич не сделал никаких попыток сблизиться с новым императором Николаем I. Тот, в свою очередь, не простил ему бездеятельности 14(26) декабря, когда мятеж декабристов поставил под угрозу судьбу престола. В конце 1825 года Аракчеев был освобожден от должности управляющего Собственной Его Императорского Величества канцелярией и от заведования делами Комитета министров, а в апреле 1826 года уволен с должности главного начальника Отдельного корпуса военных поселений.

В последние годы Алексей Андреевич занимался устройством своего имения, заботясь о его прибыльности. Умер он в своем имении и был похоронен с отданием всех воинских почестей. Прах Аракчеева был захоронен в храме села Грузино у подножия бюста императора Павла I. Прямых наследников Аракчеев не оставил. Указом Николая I имение и капитал Алексея Андреевича были переданы в распоряжение Новгородского кадетского корпуса, сюда же отдана значительная часть богатой библиотеки умершего. На карте мира есть остров Аракчеева (в Северо-Западной Полинезии), открытый в 1817 году мореплавателем О.Е. Коцебу.


Дом А.А. Аракчеева в Грузино

Елена Назарян,
научный сотрудник Научно-исследовательского института
военной истории ВАГШ ВС РФ,
кандидат исторических наук

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false