Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Иван III Васильевич

ИВАН III ВАСИЛЬЕВИЧ (22.01.1440, Москва – 27.10.1505, там же), великий князь московский и владимирский (с 1462 г.). Из московской ветви династии Рюриковичей, 2-й сын великого князя московского Василия II Васильевича Темного. Детство будущего «государя всея Руси» пришлось на самые напряженные годы Московской феодальной войны 1425–1453 годов за московский великокняжеский стол между двумя линиями потомков Дмитрия Донского. Воевали не только физические лица – Василий Темный и его двоюродные братья (клан Шемячичей), но в ходе войны столкнулись разные политические принципы. Укрепление на московском столе Василия Васильевича означало сохранение и продолжение политики его отца (князя Василия I Дмитриевича) и деда (Дмитрия Ивановича Донского), усиление авторитета и влияния Москвы в качестве основного политического, экономического и идеологического центра Русской земли. Победа удельных князей означала бы замедление или остановку процесса объединения русских земель вокруг Москвы. В итоге победила Москва, московская политическая традиция – традиция единства Русской земли.

Незадолго перед смертью Василий II подписал духовную грамоту, в которой были такие слова: «А вы, мои дети, живите за один, а матери своей слушайте во всем, в мое место, своего отца. А сына своего старейшего Ивана благословляю своею отчиною, великим княжением»[1]. После 1462 года, когда московский хронист записал, что великий князь Василий Васильевич «преставися месяца марта 27 день в суботу, в 3 час нощи… и погребен бысть в церкви архангела Михаила на Москве…»[2], наступил период правления Ивана III, результатом которого стало объединение значительной части русских земель вокруг Москвы и превращение ее в центр единого Русского государства.

Во второй половине XV века Иван III Васильевич являлся самым могущественным феодальным правителем Северо-Восточной Руси. В его княжение все столицы удельных княжеств, расположенных на этой обширной территории, склонили голову перед Москвой: в 1464 году было присоединено Ярославское княжество, а в 1474 году – Ростовское. Вскоре такая же участь постигла Новгород. В 1471 году частично, а в 1478 году окончательно Иван III перечеркнул сепаратистские тенденции части новгородского боярства и ликвидировал суверенитет Новгородской феодальной республики. Главный же символ новгородской вольности – вечевой колокол был им снят и отправлен в Москву. Исторические слова, произнесенные при этом Иваном III: «Вечю колоколу в отчине нашей в Новегороде не быти, посаднику не быти, а государьство нам свое держати...»[3], стали девизом русских государей в дальнейшем. В 1485 году настал черед и Тверского княжества.

Однако объединение русских земель происходило в сложных внешнеполитических условиях. Продолжала требовать дань Большая Орда, а выделившиеся из состава некогда мощной Золотой Орды ханства (Крымское, Казанское и Астраханское) тревожили набегами окраины Московского государства. Цепко держалось за смоленские, украинские и белорусские земли Великое княжество Литовское. Ливонский орден преграждал выход к Балтийскому морю. Русское государство находилось в центре запутанного узла международных противоречий. Для отражения внешних угроз государству требовалась новая военная организация.

Именно период великого княжения Ивана III русский ученый-историк П.Н. Милюков считал началом первой военной реформы в России[4]. Сущность этой реформы состояла в постепенном переходе от феодальных ополчений, свойственных периоду уделов, к общерусской армии складывавшегося централизованного государства, что подтверждается рядом исследователей[5].

Первым шагом преобразований Ивана III стало изменение «докончаний»[6] удельных князей, согласно которым их вотчины после смерти наследовались не детьми этих князей, а переходили во владение великого князя. Следующими шагами военно-политического переустройства стали: выведение дворянства из-под юрисдикции власти удельных князей и «испомещение» с выделением земли преданных великому князю дворян во всех районах государства, особенно во вновь присоединяемых.

С развитием поместного землевладения главной военной силой Русского государства стало служилое дворянство, а основой комплектования дворянского войска явилась поместная система – раздача земель служилым людям, которые обязаны были за это нести государственную службу. Получая землю в поместное владение, дворянин, обычно проживавший в своем имении, должен был являться по первому требованию правительства в назначенное время для несения военной службы «конен, оружен и люден».


Смотр служилых людей. Художник С.В. Иванов.

Другой источник пополнения армии составляли крупные феодалы – князья и бояре, являвшиеся на военную службу со своими людьми. Но в отличие от XIV столетия, когда взаимоотношения бояр с удельными князьями оформлялись «договорами» о вольности службы и праве «отъезда» вассала от сюзерена, в XV в. их служба утратила добровольный характер.

Таким образом, развитие поместной системы стало выдвигать на смену младшим дружинникам и «отрокам» дружинного войска своеобразное кадровое офицерство. В результате стал расти класс военнослужилых людей, что расширило мобилизационные возможности страны. Для своего времени это – прогрессивное явление, так как вместо своевольных боярских дружин собиралась организованная сила, подчинявшаяся центральной власти. Инициатором созыва общерусского профессионального войска, состоящего из воевод, детей боярских и «прочих воев», выступила великокняжеская Москва, по мере объединения русских земель создававшая и наиболее боеспособную «полевую армию».

Но поместному ополчению были присущи и крупные недостатки. Оно собиралось только при военной опасности. Сбор его проходил довольно медленно. Вооружалось оно на свой счет, и вооружение отличалось большим разнообразием. Вотчинники, занимаясь своим хозяйством, не всегда охотно шли на службу. Присутствие самостоятельных отрядов крупных феодалов в войске также подрывало его единство. Так, отряды крупнейших феодалов в сражениях занимали места в боевом порядке «где похотят». Некоторые из них учиняли споры между собой о порядке подчинения даже во время военных действий. Подобные пережитки феодальной раздробленности в организации войска снижали его боеспособность[7]. Однако, поместное ополчение было подчинено одному руководству, вело военные действия по единому плану, что являлось крупным шагом по сравнению с организацией войск в период феодальной раздробленности.

В конце XV – начале XVI в. Русское государство уже имело значительную по численности армию. К «воинскому чину», то есть к военнообязанным, причислялись «служилые люди по отечеству» – князья, бояре, дворяне; за ними шли «служилые люди по прибору (набору)» – пищальники, пушкари, городовые и вольные казаки.

При Иване III армия получает свое окончательное устройство по полкам, которое было не достижимо при формировании войска на основе княжеских дружин. Полк (разряд)[8] становится административной единицей. При этом каждая рать, выполняющая самостоятельную задачу, состояла из трех полков – Большого, Передового и Сторожевого (малый разряд) или пяти полков – Большого, Передового, Правой и Левой руки, Сторожевого (большой разряд).

Общерусское войско находилось под единым командованием «государя всея Руси». Во главе отдельных ратей и полков стояли воеводы, назначенные великим князем и выполнявшие его приказы. Непосредственное ведение военных действий возлагалось на великокняжеских воевод, которые практически воплощали стратегические и тактические планы, разработанные великим князем и его военными советниками.

В период правления Ивана III получило развитие огнестрельное оружие. Еще в 1477 г. в ходе похода московских войск к Новгороду упоминается о его наличии у московских ратников. Всеми летописями отмечается и массовое использование русскими воинами огнестрельного оружия во время «стояния на Угре». Применялись пищали – длинноствольные орудия, обладавшие прицельным и эффективным огнем; использовались и так называемые тюфяки – огнестрельные орудия для стрельбы каменным или металлическим дробом на близкое расстояние по живой силе противника. Развитие производства огнестрельного оружия стало важной частью проводимых Иваном III преобразований. Путем поддержки горно-рудного и литейного производств, переселения мастеров он стремился во всех сколько-нибудь значимых городах наладить изготовление оружия, защитного снаряжения. Учитывая, что не всякие ремесленники самостоятельно способны на новом месте поднять свое дело, за счет казенных заказов «устраивались» специальные избы, дворы, погреба. Перенимая лучший мировой опыт, Иван III приглашал из-за границы оружейных и пушечных мастеров. Так, в 1475 году на Руси появляется пушечных дел мастер Аристотель Фиораванти. В 1476 году в Москве при непосредственном участии итальянца на реке Неглинной закладывается пушечный двор, где стала производиться отливка и отделка пушечных стволов.

Вместе с изготовлением орудий в России растет и «зелейное» производство. Так, первый пороховой двор в Москве строится в 1494 году К этому времени изготовление пороха уже развернуто в нескольких крупных городах центра России. Для хранения пороха повсеместно организуются специальные склады – «зелейные погреба».

В итоге к концу XV – началу XVI в. Русское государство имеет уже достаточно сильную артиллерию. В 1496 году при осаде Выборга воеводы Ивана III обстреливают крепостные стены из огромных по тем временам орудий в 24 фунта калибром и длиной около 7 м.

Особое место в вопросах усиления обороны государства в этот период занимает развитие системы порубежных крепостей, а также укрепление основных городов центра Северо-Восточной Руси. По указанию Ивана III в конце XV – начале XVI веков в Нижнем Новгороде, Муроме, Мещере, Касимове, Рязани, Кашире, Серпухове, Козельске, Смоленске, Звенигороде, Твери, Владимире строятся новые деревянные крепости, а в Коломне, Туле, Ивангороде, как и в Москве, – каменные; во всех городах в крепостях устанавливается артиллерия.

Собирание русских земель при Иване III сопровождалось поступлением на московскую службу многих князей, покидавших упраздненные великие княжества и уделы. В целях укрепления централизации молодого государства великий московский князь использовал «лестницу чинов» – местничество. На первых порах оно играло цементирующую роль, использовалось для ослабления самовластия крупных феодалов, разрешения споров о назначении на должности по родовитости. Разобщенная таким образом феодальная знать стала искать защиту своих привилегий у высшей власти – великого князя, а затем царя.

Постепенно формировался «княжий двор» из приближенных к великому князю бояр и дворян. Они являлись непременными участниками военных советов, стремились упрочить свое положение при дворе. Из них формировался командный состав русского войска, который подчинялся только великому князю, а тот напоминал воеводе, что нет разницы, в каком полку он находится, важно, что он служит государю. Но впоследствии княжеская и боярская знать ревностно следила за распределением их в полки, поскольку воевода Большого полка был «больше» воеводы полка Правой руки на «одно место», а Сторожевого полка – «на два места». Все эти «счеты» в конечном итоге усложняли взаимоотношения воевод, а иногда влияли и на исход сражения.

При Иване III организация больших походов с участием массы людей, коней, артиллерии, обоза, роспись ратников по полкам требовали предварительного планирования. Появление специального органа, который бы занимался устроением рати, было неизбежным. Судя по тому, как подробно летописи конца XV в. расписывают «устроение» московских полков на походе и перед боем, такой орган или его подобие к этому времени уже существовал. Дьяки с «разрядами» упоминаются в росписи воевод и полков похода 1477 году на Новгород. Не мог обойтись без их участия великий князь и при организации отпора нашествию хана Ахмата в 1480 году Так что, хотя Разрядный приказ и упоминается начиная с 1535 году, он, судя по всему, действовал уже при Иване III. Как отмечал Н.П. Павлов-Сильванский, «военно-административное ведомство Разряда должно было выделиться из общего дворцового управления в самостоятельное учреждение еще при Иоанне III, когда уничтожена была обособленность военной администрации уделов и возник класс государевых служилых людей…»[9].

Позднее возникли органы центрального управления, ведавшие производством вооружения и пороха (Оружейная палата), а также казенными землями, сооружениями и крепостями (Казенный приказ).

Наряду с поместным войском в боевых действиях все активнее принимают участие казаки, которые вместе с пушкарями составляли основу гарнизонных войск и выполняли сторожевую службу на южных рубежах, а также конные отряды татарских ханов, перешедших на службу московского князя.

Проведенные в вооруженных силах преобразования позволили Московской Руси не только провести ряд успешных военных походов, в ходе которых значительно возросла территория государства, но и освободиться от ордынской зависимости.

К последней четверти XV века взаимоотношения между объединяющейся под властью Москвы Северо-Восточной Русью и распадающейся Ордой носили неопределенный характер. В 1472 году Иван III окончательно прекратил выплату дани ордынцам. Поход Ахмат-хана 1480 года стал последней попыткой вернуть Русь в подчиненное Орде положение.


Иоанн III свергает татарское иго и разрывает ханскую грамоту. Художник Н.С. Шустов. 1862 г.

К началу нашествия Ахмата на южных границах Московского государства существовала глубоко эшелонированная система оборонительных сооружений. Эта Засечная черта состояла из городов-крепостей, многочисленных засек и земляных валов. При ее создании использовались все возможные защитные географические свойства местности: овраги, топкие болота, озера и особенно реки. Основная линия обороны южных границ тянулась по Оке. Эта часть Засечной черты именовалась «Окским береговым разрядом».

Служба по охране окского рубежа была введена Иваном III в обязательную повинность. Во время нашествий Орды пешее ополчение должно было выдержать первый натиск и удержать врага на пограничных рубежах до подхода главных сил. Поэтому появление ордынцев у границ не застало врасплох.

Узнав о движении Ахмата, Иван III занял крупными силами города-крепости по Оке: сам стал с войсками в Коломне, сына Ивана Молодого поставил в Серпухове, брата Андрея Меньшего – в Тарусе.

Своевременное развертывание главных сил русских войск на оборонительных рубежах не дало возможности Ахмату форсировать Оку на центральном ее участке, что позволило бы ордынцам оказаться на кратчайшем направлении к Москве. Хан повернул войско к литовским владениям, где он мог успешно решить двойную задачу: во-первых, соединиться с полками польско-литовского короля Казимира, а во-вторых, без особых затруднений ворваться на территорию Московского княжества со стороны литовских земель. Об этом есть прямые известия в русских летописях: «...поиде к Литовскои земли, обходя реку Оку, а ожидая к себе короля на помочь или силы»[10].

8 октября Ахмат подошел к Угре недалеко от Калуги. На другой стороне реки находились главные силы московских войск. Непосредственная оборона бродов и перелазов была поручена пехоте. В местах, удобных для переправы, возводились укрепления, которые охранялись постоянными заставами. В состав таких застав входили пехотинцы и «огненный наряд», состоящий из стрельцов и артиллерийской прислуги. Иная роль отводилась коннице. Небольшие конные разъезды патрулировали берег между заставами и поддерживали тесную связь между ними. В их задачу входил также захват вражеских разведчиков, пытавшихся выяснить расположение русских отрядов на берегах Угры и разведать удобные места для форсирования реки. Большие конные полки спешили на помощь заставам, стоящим у переправ, лишь только определялось направление главного удара противника. Допускались и атакующие или разведывательные походы на противоположный, занятый врагом, берег.

Таким образом, на широком фронте вдоль реки Угры была создана позиционная оборона с активными вылазками конных отрядов. Причем основной силой, находящейся в укрепленных узлах обороны у мест переправы, являлась пехота, оснащенная огнестрельным оружием.


Сражение на реке Угре, положившее конец ордынскому игу.
Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI в.

В боях за переправы «огненный наряд» сыграл особую роль. Русские воеводы с максимальной выгодой использовали преимущества своих войск в стрелковом вооружении и расстреливали ордынцев еще в воде. Тем так и не удалось форсировать реку ни на одном участке. В течение четырех дней татары делали попытки перейти на левый берег реки, но были отбиты московскими войсками.

Несмотря на огромные потери, хан снова и снова гнал вперед свою конницу. Но все попытки Ахмата форсировать реку окончились безрезультатно. «Царь же не возможе берег взяти и отступи от реки от Угры за две версты и ста в Лузе», – сообщает Вологодско-Пермская летопись[11].

Русское войско остановило Орду на пограничных рубежах и не пропустило неприятеля к Москве. 6 ноября противник начал отступать от русских рубежей. 11 ноября это известие достигло лагеря Ивана III.

На этом бесславно закончился последний поход Большой Орды на Русь. На берегах Оки и Угры была одержана решающая политическая победа – фактически свергнуто ордынское иго, тяготевшее над Русью более двух веков.

Действия русского командования, приведшие к победе, имели некоторые новые черты, характерные уже не для удельной Руси, а для единого государства. Во-первых, строгая централизация руководства отражением нашествия. Все управление войсками, определение рубежей развертывания основных сил, выбор тыловых позиций, подготовка городов в тылу к обороне – все это находилось в руках главы государства. Во-вторых, сохранение на всех этапах противостояния постоянной и хорошо отлаженной связи с войсками, своевременное реагирование на быстро меняющуюся обстановку. И последнее, стремление действовать на широком фронте, умение собирать в кулак силы на наиболее опасных направлениях, высокая маневренность войск и отличная разведка.

Подводя общий итог военным преобразованиям, которые пришлись на время правления Ивана III, можно отметить, что вооруженные силы Русского государства серьезно изменились в сравнении с предыдущим периодом. Наиболее важными и существенными изменениями стали создание поместной системы, что позволило резко увеличить численность армии без серьезного увеличения расходов на ее содержание; создание органов центрального управления вооруженными силами и системы снабжения войск; внедрение в военную практику огнестрельного оружия.

Основу войска составила иррегулярная поместная конница (ополчение) из дворян и детей боярских, отличавшаяся на первых порах высокой боеспособностью и профессионализмом. Она удачно дополнялась отрядами вооруженной челяди служилых князей и бояр, служилых татар и набранными из городов и их пригородов казаками; в состав войска входили пищальники, вооруженные фитильными пищалями, а также служилые люди у «наряда» и посошная рать.

Таким образом, русское войско уже в период правления Ивана III в современной терминологии имело три самостоятельных рода войск: конницу, пехоту и артиллерию, где в количественном и качественном отношении первое место занимала конница.

Созданная при Иване III военная составляющая государственной власти явилась опорной базой для дальнейшего развития вооруженных сил страны и создания на постоянной основе стрелецкого войска с элементами регулярности.

Юрий Алексеев,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ

__________________________________________________________

[1] Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV–XVI вв. (далее – ДДГ). М.–Л., 1950. № 61. С. 194.

[2] Московский летописный свод конца XV века. Полное собрание русских летописей (далее – ПСРЛ). Т. XXV. М.–Л., 1949. С. 278.

[3] Московский летописный свод конца XV века. С. 318.

[4]  См.: Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. Ч. 1. Спб., 1896. С. 147.

[5] Веймарн И.Ф. Высшая тактика. СПб., 1840. С. 39–45; Голицын Н.С. Русская военная история. Ч. 2. СПб., 1878. С. 3–96. Чернов А.В. Вооруженные силы Русского государства в XV–XVII вв. М., 1954. С. 17–43; Строков А.А. История военного искусства. М., 1955. С. 344–347; Разин Е.А. История военного искусства. М., 1957. Т. 2. С. 303–308; Волков В.А. Войны и войска Московского государства. М., 2004. С. 43–101 и др.

[6] Докончанье – так назывался договор между сюзереном и вассалом, имевший юридическую силу.

[7] Зимин А.А. К истории военных реформ 50-х годов XVI века. – Исторические записки, 1956. Т. 55. С. 345.

[8] Впервые понятие разряда по отношению к войску встречается в летописных источниках  под датой 19 ноября 1477 г.: «Лета 6986 (1477 г.). Ноября в 19 день на Пилинах встретили великого князя… И князь великий на том стану розрядил полки». (См.: Разрядная книга 1475–1605 гг.  М., 1977. Том I. Часть I. С. 21).

[9] Павлов-Сильванский Н.П. Государевы служилые люди. М., 2000. С. 96.

[10] Московский летописный свод конца XV века. С. 327.

[11] Boлoгoдcкo-Пepмcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T. XXVI. M.–Л., 1959. С. 264.

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false