Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

В.И. Ленин и создание Красной Армии

В.И. Ленин

В мировой истории ХХ века найдётся немного личностей, оказавших на её ход столь глубокое воздействие, как Владимир Ильич Ленин — вождь большевиков, лидер пролетарской революции и глава первого социалистического государства. Будучи человеком сугубо гражданским, Ленин, тем не менее, оказал немалое влияние на строительство Рабоче-крестьянской Красной Армии. Иначе и быть не могло, ибо Советской России с первых дней её существования пришлось вести бои по всему периметру границ с самыми разнообразными противниками – внутренними и внешними. По известным причинам в советское время имя Ленина обросло бесчисленными легендами и едва ли не любой военный успех в конечном итоге приписывался ему. Значительную роль в «канонизации» Ленина как вождя Красной Армии, сыграли его соратники, руководившие военными действиями и строительством Вооружённых Сил в годы Гражданской войны — Н.И. Подвойский, С.М. Будённый, С.С. Каменев, М.С. Кедров, С.И. Аралов и др.

В мировой истории ХХ века найдётся немного личностей, оказавших на её ход столь глубокое воздействие, как Владимир Ильич Ленин — вождь большевиков, лидер пролетарской революции и глава первого социалистического государства. Будучи человеком сугубо гражданским, Ленин, тем не менее, оказал немалое влияние на строительство Рабоче-крестьянской Красной Армии. Иначе и быть не могло, ибо Советской России с первых дней её существования пришлось вести бои по всему периметру границ с самыми разнообразными противниками – внутренними и внешними. По известным причинам в советское время имя Ленина обросло бесчисленными легендами и едва ли не любой военный успех в конечном итоге приписывался ему. Значительную роль в «канонизации» Ленина как вождя Красной Армии, сыграли его соратники, руководившие военными действиями и строительством Вооружённых Сил в годы Гражданской войны — Н.И. Подвойский, С.М. Будённый, С.С. Каменев, М.С. Кедров, С.И. Аралов и др.

В то же время, непосредственное и самое активное участие Ленина в строительстве Вооружённых Сил молодой Советской России и в руководстве военными действиями подтверждается многочисленными документами и личными свидетельствами современников.

Не имея никакого военного опыта, В.И. Ленин, однако, еще задолго до Октябрьской революции вполне отдавал себе отчёт в том, что пролетарское государство придётся защищать с оружием в руках. Более того, он считал гражданскую войну неизбежной стадией общественного развития между капиталистическим общественно-экономическим строем и социалистическим. Поэтому, говорил Ленин ещё за несколько лет до революции 1917 года, «мы вполне признаём законность, прогрессивность и необходимость гражданских войн, т.е. войн угнетённого класса против угнетающего, рабов против рабовладельцев, крепостных крестьян против помещиков, наёмных рабочих против буржуазии»[1].

Однако в грядущей гражданской войне существовавшая военная организация совершенно не соответствовала постулатам коммунизма. Старая армия, устроенная, как считалось, на основе классового угнетения, должна была быть революционизирована, т.е. перестроена на новых началах, или же вовсе создана заново. В любом случае она должна была соответствовать определённым принципам. Еще в 1905 году В.И. Ленин определял сущность революционной армии следующим образом: она должна представлять собой военную силу революционного народа (но не народа вообще), которая состоит из: 1) вооружённого пролетариата и крестьянства; 2) организованных передовых отрядов и боевых дружин из представителей рабочих и революционного крестьянства; 3) граждан, готовых перейти на сторону народа из частей старой армии и флота. «Взятое всё вместе и составляет революционную армию», – заключал Ленин[2].

Забегая вперед, отметим, что в 1917–1918 годах большевики на практике испробовали все три перечисленных подхода к строительству революционной армии (соответственно, эти подходы воплотились в Красной армии, Красной гвардии и в попытке «переформатировать» старую армию), но остановились, в конце концов, на первом из них. Однако в целом, ни Ленин, ни его соратники, происходившие либо из пролетарской, либо из разночинно-интеллигентской среды, первоначально не имели твёрдых представлений о военном строительстве и уж тем более – практических навыков в этом деле. Несколько позднее В.И. Ленин признавался, что в начале 1918 года вопрос этот «был совершенно новый, он совершенно не ставился даже теоретически… Мы шли от опыта к опыту, мы пробовали создать добровольческую армию, идя ощупью, нащупывая, пробуя, каким путём при данной обстановке может быть решена задача»[3]. 

Первоначально в среде большевистского руководства господствовали весьма наивные представления об организации армейского механизма. Считалось, что достаточно кинуть революционный клич, чтобы промышленный пролетариат – цвет трудового класса – стройными рядами вступил в ряды революционных войск. Придётся еще отбирать лучших, для чего заручаться рекомендацией товарищей… Именно таким способом строились красногвардейские отряды, сыгравшие решающую роль в октябрьских событиях в Петрограде и в Москве, и в последующие несколько месяцев, получивших название «триумфальное шествие Советской власти». Ревкомы при помощи отрядов Красной гвардии без особого сопротивления захватывали власть в одной губернии за другой. Время с ноября 1917 года по февраль 1918 года Ленин назвал «красногвардейской атакой на капитал»[4]. На какое-то время показалось, что цель достигнута.

Однако, в феврале 1918 года пришли настоящие испытания. Германское командование возобновило наступление на русско-германском фронте. Оно бросило против Советской республики 52 дивизии и 13 бригад пехоты, а также кавалерию и бронесилы. Фронт старой русской армии разваливался, солдаты покидали действующую армию целыми частями. Агрессорам могли быть противопоставлены лишь отдельные красногвардейские отряды, привыкшие действовать партизанскими методами и не выдерживавшие продолжительного боя. Поэтому противник, стремительно продвигаясь вглубь страны, в течение нескольких дней захватил огромную территорию и уже угрожал Петрограду, наступая со стороны Нарвы и Пскова.

Между тем, объявленная вербовка в Красную Армию фактически провалилась. К 1 апреля 1918 года в Красную Армию вступило лишь 153,7 тыс. человек.[5] Народ смертельно устал от войны, внутренних передряг, дороговизны и дефицита. Весной 1918 года советскому руководству пришло четкое осознание того, что оно сильно переоценило революционный порыв масс: как бы ни был велик энтузиазм рабочих, этот контингент не мог дать сотни тысяч постоянных бойцов. Выступая на заседании ЦИК 22 апреля 1918 года, наркомвоен Л.Д. Троцкий вынужден был признать, что «армия ныне отсутствует»[6].

После возобновления 18 февраля германского наступления в связи со срывом мирных переговоров в Бресте 21 февраля 1918 года В.И. Ленин от имени ЦК партии и советского правительства обратился с воззванием «Социалистическое Отечество в опасности», в котором призвал рабочих и трудовое крестьянство России защитить республику. 22 февраля верховным главнокомандующим Н.В. Крыленко была объявлена «революционная мобилизация», ответственность за реализацию которой (в форме «записи в революционные войска») была возложена на районные советы и районные штабы Красной гвардии[7]. 


Красная площадь. Художник К.В. Филатов

Ленин писал о критическом периоде с 18 по 24 февраля 1918 года, породившем позднее знаменательную дату, считаемую днём рождения Красной Армии: «Неделя военного наступления империалистской Германии на Советскую социалистическую республику, явилась горьким, обидным, тяжёлым, но необходимым, полезным, благодетельным уроком… С одной стороны безудержный разгул «резолютивной» революционной фразы… С другой стороны, мучительно-позорные сообщения об отказе полков сохранять позиции, защищать даже Нарвскую линию… Не говорим уже о бегстве, хаосе, безрукости, беспомощности, разгильдяйстве». Делая выводы из произошедшего, Ленин объявил «беспощадную войну революционной фразе о революционной войне» и потребовал «серьёзного отношения к обороноспособности и боевой подготовке страны»[8].

Противостоять германскому наступлению светское правительство не смогло и вынуждено было пойти на заключение печально знаменитого «похабного» Брестского мира. 

Обложка сборника работ В.И. Ленина о Красной Армии

Но одновременно большевики принялись к ускоренному строительству Красной Армии, как армии регулярной, организованной на твердом штатном расписании и комплектуемой на основе обязательного призыва. «Усиленная военная подготовка для серьёзной войны, требует не порыва, не клича, не боевого лозунга, а длительной, напряжённой, упорной и непрерывной работы», – писал Ленин в мае 1918 года[9]. Ради решения этой задачи пришлось последовательно отказаться от основополагающих начал революционной армии, как она мыслилась ранее, в теории: добровольности, выборности командиров и др. С этих пор В.И. Ленин непосредственно вникал во все военные вопросы. Его подпись стоит под основополагающими декретами Совета Народных Комиссаров, ознаменовавших главные вехи в строительстве Красной Армии – декретом о военных комиссариатах, об обязательном призыве на военную службу, о всеобщем учёте военнообязанных, о призывах в армию военных специалистов старой армии и многих других.
По воспоминаниям С.И. Аралова, занимавшего должность начальника Оперативного отдела (Оперод) Наркомвоена – своего рода генерального штаба Красной Армии, «В.И. Ленин запрашивал нас по вопросам оперативным, подготовки и посылки комиссаров, политработников, снабжения армии. Большей частью рано утром Владимир Ильич звонил по телефону и требовал доложить обстановку на фронтах (что произошло за прошлый день и ночь)…»[10]. Оперод Наркомата по военным делам с момента переезда правительственных учреждений в Москву весной 1918 года расположился достаточно далеко от Кремля, в двухэтажном (ныне – четырехэтажном) особняке по адресу Пречистенка, 37. Отсюда Аралов «часто по утрам ездил в Кремль… и более подробно докладывал об обстановке на фронтах. Владимир Ильич подходил к карте России, висевшей на печке (на ручке дверцы заслонки) и я показывал и объяснял, что произошло на фронтах за прошедшие сутки… Владимир Ильич требовал подробных объяснений причин неудач, отступлений… Тут же он давал указания, советы»[11].


Ленин также нередко сам неожиданно приезжал в Оперод, заслушивал доклады руководящих работников, выступал с напутствиями перед командирами и комиссарами, отправлявшимися на фронт.

Одним из ключевых вопросов новой армии, без которой её успешное строительство было невозможно, стал вопрос о дисциплине. В своё время большевики приложили все усилия для морального разложения Русской императорской армии и весьма в этом преуспели, реализуя знаменитый ленинский лозунг «поражения своего правительства в империалистической войне» и «превращения империалистической войны в гражданскую». Теперь, когда лозунг был реализован в полной мере, они сами столкнулись с разгулом митинговщины, партизанщины и анархии, крайне отрицательно сказывавшихся на результатах военных действий. Насаждение твёрдой дисциплины стало содержанием многих декретов, воззваний и требований Ленина. Вот характерное воззвание, написанное рукой Ленина осенью 1918 года: «Перед лицом того факта, что красноармейские части Южного и в особенности Воронежского фронтов продолжают оставаться совершенно неустойчивыми, безнаказанно покидают позиции, командиры не выполняют боевых приказов, Центральный Комитет категорически предписывает всем членам партии: комиссарам, командирам, красноармейцам общими энергичными усилиями вызвать необходимый и скорый перелом в настроении и поведении частей. Нужно железной рукой заставить командный состав, высший и низший, выполнять боевые приказы ценою каких угодно средств... Ни одно преступление против дисциплины и революционного воинского духа не должно оставаться безнаказанным»[12].

Как ни удивительно, но крайне полезными и вполне надёжными союзниками большевиков стали бывшие офицеры и генералы Русской императорской армии, согласившиеся на сотрудничество с советской властью и занявшие большинство высших командных и штабных должностей в Красной армии.

19 февраля 1918 года Ленин лично пригласил главнокомандующего Северным фронтом М.Д. Бонч-Бруевича и генералов Ставки явиться из Могилёва в Петроград для организации обороны столицы. В начале марта военные специалисты возглавили оборону страны от внешней агрессии, войдя в состав вновь созданного Высшего Военного совета. С середины 1918 года на первые роли выдвинулся бывший полковник И.И. Вацетис, начальник Латышской стрелковой дивизии, отличившийся в подавлении восстания левых эсеров в Москве в июле 1918 года, а 1 сентября по инициативе Ленина он был назначен главнокомандующим всеми Вооружёнными Силами Республики. Засилье в верховных штабах бывших полковников и генералов немало раздражало старых партийцев, однако Ленин, полностью поддерживаемый в этом вопросе наркомвоеном Л.Д. Троцким, оставался непреклонен. Ленин в ежедневном режиме совещался с бывшими офицерами-генштабистами, сидел с ними за одним столом и выслушивал их мнения относительно путей строительства Красной армии и ведения боевых действий. При этом, по свидетельству многих мемуаристов, Ленин не принимал ключевых решений единолично, а, напротив, много советовался, создавал комиссии и комитеты, которые выдавали коллегиальные решения.

Ленин отлично понимал значение военспецов, считая, что «коммунистам нечего стыдиться учиться у военспецов». Напротив, подчеркивал пользу их знаний и опыта для развития советских Вооружённых Сил. По этой причине ему пришлось выдержать открытое столкновение с так называемой «военной оппозицией» – группой авторитетных красных командиров партизанского толка (А.З. Каменский, В.М. Смирнов, Г.Л. Пятаков, А.С. Бубнов, Ем. Ярославский, К.Е. Ворошилов, Н.Г. Толмачев и др.), открыто выступивших против централизации управления Красной армией, строительства регулярных войск, единоначалия, засилья военспецов в органах управления. Выступая на закрытом пленарном заседании Ленин отмечал героизм защитников Царицына, проявленный в боях с белогвардейцами в 1918 году, однако он указывал и на ошибки командования 10-й армии, пренебрежительное отношение этого командования к старым военным специалистам, на проявление партизанщины, что привело к большим потерям. Ленину удалось склонить делегатов съезда на свою сторону, хотя первоначально он находился в меньшинстве. Съезд принял специальную резолюцию по военному вопросу, отвергшую партизанские методы комплектования и руководства Красной Армией и придавшую строительству регулярных Вооруженных Сил новый мощный импульс.

В тоже время Ленин, как и вожди Красной Армии, относился к военспецам сугубо прагматически, почти как к неодушевленным предметам, пока что очень нужным советской власти. Для контроля к ним повсеместно были приставлены политические контролеры – военные комиссары, следившие за каждым их шагом. В письме ЦК РКП(б) к партийным организациям от 9 июля 1919 года в связи с раскрытием измены группы военспецов, Ленин указывал, что «было бы непоправимой ошибкой и непростительной бесхарактерностью возбуждать из-за этого вопрос о перемене основ нашей военной политики». По его мнению, измена незначительного числа военных специалистов – ничто по сравнению с неизбежным разгулом анархии и невежества в руководстве армией в случае отказа от их услуг: «Нам изменяют и будут изменять сотни и сотни военспецов, мы будем их вылавливать и расстреливать, но у нас работают систематически и подолгу тысячи и десятки тысяч военспецов, без коих не могла бы создаться та Красная Армия, которая выросла из проклятой памяти партизанщины и сумела одержать блестящие победы на востоке»[13].


В.И. Ленин выступает перед частями Красной армии, отправляющимися на Польский фронт. Москва, 5 мая 1920 г

Благодаря принятым мерам, уже осенью 1918 года Ленин смотрел на перспективы Красной Армии с большим оптимизмом. 3 октября в письме Объединенному заседанию ВЦИК, Московского Совета с представителями фабрично-заводских комитетов и профессиональных союзов он отмечал, что Красная Армия создаётся, крепнет и закаляется в битвах с интервентами и белогвардейцами. Здесь же Ленин выдвигает задачу: «Мы решили иметь армию в один миллион человек к весне, нам нужна теперь армия в три миллиона человек. Мы можем её иметь. И мы будем её иметь»[14]. Следует отметить, что численности в 3 млн. человек Красная Армия действительно достигла к концу 1919 года. А к осени 1920 года численность РККА составляла уже 5,5 млн. человек. Нельзя не признать, что большевистскому руководству, и в первую очередь благодаря воле и выдающимся организаторским способностям В.И. Ленина, удалось в короткие сроки создать мощные Вооружённые Силы, которые не только дали отпор, но и наголову разбили белые армии и войска интервентов.

Алексей Безугольный,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ,

кандидат исторических наук


[1] Ленин В.И. Полное собрание соч. Изд. 5-е. М., 1958–1966. Т. 26. С. 311.
[2] Там же. Т. 11. С. 366.
[3] Там же. Т. 38. С. 137–138.
[4] Там же. Т. 36. С. 178.
[5] Из истории гражданской войны в СССР. Сб. документов и материалов. 1918–1922.  Т. 1. М., 1960. С. 122.
[6] Декреты Советской власти. Т. 1. М., 1957. С. 24.
[7] Октябрьская революция и армия. 25 октября 1917 – март 1918 г. Сб. документов. М., 1973. С. 400.
[8] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 395.
[9] Там же. С. 325.
[10] Аралов С.И. Ленин и организация Красной армии // Ленин и Красная армия. М., 1958. С. 24.
[11] Там же.
[12] КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза. Документы 1917–1968. М., 1969. С. 31–32.
[13] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 56.
[14] Там же. Т. 37. С. 99.

Наверх
ServerCode=node3 isCompatibilityMode=false