Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Рождение и становление Воздушно-десантных войск России

Необходимость использования авиации для переброски войск в тыл противника возникла в годы Первой мировой войны 1914–1918 годы. Однако в связи с отсутствием специальных транспортных средств перебрасывать по воздуху можно было лишь малочисленные диверсионные группы.

В ходе Брусиловского прорыва в полосе русского Юго-Западного фронта (ЮЗФ) с целью ограничить перевод австро-венгерских войск с Итальянского театра военных действий (ТВД) к участку прорыва (Восточная Галиция) командование фронтом приняло решение осуществить подрыв железнодорожного полотна. Для реализации этой задачи был задействован экипаж (летчик – подъесаул М.Ф. Карасев и летчик-наблюдатель – прапорщик Криворучко). 6 июня 1916 года на трофейном австрийском самолете типа «Альбатрос» они пересекли линию фронта и совершили посадку вблизи неохраняемого участка железной дороги. С помощью заложенной под полотно взрывчатки наши летчики осуществили подрыв части транспортного пути, временно выведя его из строя. В свою очередь противник также периодически беспокоил ближний тыл русской действующей армии. Так, 14 октября того же года германское командование перебросило по воздуху двух своих саперов, сумевших в течение ночи разрушить в нескольких местах линию железной дороги[1].

Летом 1917 года в районе действия Особой армии Юго-Западного фронта неоднократно отмечались случаи появления в тылу русских войск немецких и австрийских подрывников, переброшенных воздушным путем. 19 августа немецкий аэроплан прилетел со стороны г. Ровно и, сделав несколько кругов, сел на землю в 6 верстах от местечка Костополь на полях колонии Рудницкий Майдан. Через десять дней прилет германского «гостя» повторился. «Неприятельский аэроплан вновь появился над Костополем, летел очень низко и затем спустился в урочище Долгое в 2–3 верстах от м. Костополь»[2]. По мнению русского командования, такие полеты способствовали организации диверсионной деятельности за линией фронта.

11 октября 1917 года в деревне Нерушай, что северо-восточнее г. Килия в Бессарабии, в расположение передовых русских частей пришел румынский подданный Попеску, заявивший на допросе, что был завербован германским командованием для диверсионных действий в расположении русских войск. Его высадили с немецкого гидроплана у озера Сасик, снабдив портативной миной и ручными бомбами[3].

С расширением задач вооруженной борьбы в тылу противника роль воздушных сил заметно возросла. В апреле 1918 года полковник Уильям Митчелл (США) выступил с предложением сформировать специальные войска (парашютно-десантные). Эту идею поддержал командующий американскими войсками в Европе генерал Джон Першинг. Однако для ее реализации требовалось привлечение большого количества грузоподъемных самолетов, которые начали поступать на вооружение воздушных флотов воюющих великих держав только к концу Первой мировой войны.

О необходимости создания военно-транспортной авиации открыто заговорили лишь в начале 1920-х гг. в ходе реализации концепции т. н. «малых войн» на территории недружественных сопредельных государств. Основу этой концепции составляли разведывательно-диверсионные действия в тылу противника.

Важность доставки воздушным путем небольшого контингента войск, вооружения и боеприпасов в зону боевых действий показали опыт французской военной кампании в Марокко в 1925 году и борьба с вооруженным националистическим движением (басмачеством) в Средней Азии в 1927–1929 годах.


Посадка французских пехотинцев на борт самолета. 1925 г.

Именно командованию Среднеазиатского военного округа (САВО) принадлежало первенство в разработке и применении тактических воздушных десантов в горно-пустынной местности[4]. Во второй половине 1920-х годов в СССР была организована переброска войск по воздуху в боевых условиях. 6 июня 1928 года в Каракумской пустыне в ходе борьбы с отрядом басмачей Джунаид-хана была проведена первая в СССР «десантная операция» (поискового характера). Решение на ее проведение принимал лично командующий войсками САВО П.Е. Дыбенко.


Операция по ликвидации остатков банд Джунаид-хана в пустыне Кара-Кум.
Май – июнь 1928 г.

Днем ранее на передовом аэродроме у колодца Кизылча-Куюсы была сосредоточена сводная группа под руководством командира 84-го кавалерийского полка А.Б. Борисова с привлечением трех транспортных самолетов типа «Юнкерс-13» немецкой конструкции. Для обеспечения боевой работы указанной группы были дополнительно выделены пять самолетов-разведчиков Р-1 и три самолета Ю-21, которые также базировались на передовом аэродроме. В их задачу входила организация постоянного наблюдения за районом работы десанта. По мнению командования, успешное проведение «десантной операции» позволило бы осуществить ее при необходимости в большем масштабе.

В десанте приняли участие 15 человек[5]. Высадка сводной группы была организована посадочным путем на заранее выявленные площадки. Несмотря на отсутствие в указанном районе противника, сводная группа в течение 3–4 часов осуществила тщательное обследование местности. Разведчикам удалось точно установить общее направление движения банды, а по ряду признаков определить ее численность и общее состояние. После выполнения поставленной задачи члены группы благополучно вернулись на свой аэродром. Проведенная «десантная операция» позволила в дальнейшем обнаружить и разгромить основные силы басмачей. На основании полученного опыта «десантной операции» был сделан следующий вывод: «Оперативная обстановка в пустыне всегда может потребовать от авиации высадки десанта. В зависимости от характера боевых действий и условий военного театра десанты могут быть различной величины. Колебания возможны от крупного самостоятельного отряда, перевезенного на большом количестве самолетов, с большой грузоподъемностью, до небольшого диверсионного или разведывательного отряда в несколько десятков бойцов»[6].

Весной 1929 года подразделения САВО получили опыт проведения «десантной операции» в горных условиях. В середине апреля отряды басмачей под предводительством полевых командиров Фузайли-Максума и Курширмата (вторгнувшиеся ранее на территорию Таджикской АССР из северных провинций Афганистана) взяли под контроль несколько кишлаков в горном районе Памира. Для исключения последующего захвата бандитами поселка Гарм, а также дальнейшего их продвижения в глубь республики командующий войсками округа П.Е. Дыбенко принял решение высадить в районе поселка небольшой десант. Для его организации была задействована авиагруппа (5 самолетов) из состава авиатранспортного акционерного общества «Добролет», 35-го и 40-го авиационных отрядов. Рано утром 23 апреля с аэродрома вылетел первый самолет, пилотируемый командиром авиазвена 40 АО Н.М. Клоченко с бортмехаником младшим авиатехником Н.М. Павловым. На его борту, помимо экипажа, находились два командира взвода с пулеметами. Им предстояло пулеметным огнем удерживать площадку до высадки основного десанта.

К этому времени басмачи захватили значительную часть населенного пункта, ведя бой с малочисленными его защитниками. Второй самолет летчика «Добролета» В.Г. Левченко перебросил в район Гарма командира 7-й отдельной кавалерийской бригады Т.Т. Шапкина, военкома бригады А.Т. Федина и командира взвода с пулеметами[7].

Не дожидаясь прибытия остальной части десанта, комбриг лично возглавил небольшой отряд, выдвинулся к границам населенного пункта и атаковал противника. Наличие у десантников автоматического оружия, губительный огонь которого внес панические настроения в ряды басмачей, заставил их лидеров принять решение спешно покинуть поселок. Тем временем в район Гарма по воздуху непрерывно шла переброска личного состава и боеприпасов. Всего до 30 апреля самолетами в зону боевых действий было доставлено 49 бойцов и командиров, четыре пулемета, стрелковое оружие и боеприпасы[8].

Опыт использования воздушного десанта в горно-пустынной местности нашел отражение в документе под названием «О военной игре от 2 декабря 1929 года по десантной операции», разработанном сотрудниками 4-го отдела 1-го управления (оперативного) штаба ВВС РККА. В следующем году по плану командующего войсками Ленинградского военного округа М.Н. Тухачевского было предусмотрено проведение двух «десантных операций» (на тактическом уровне посадочным способом). Основным их организатором выступил начальник ВВС округа П.Х. Межрауп.

Осенью 1930 года для проведения очередной «воздушной операции» была временно сформирована специальная авиационная эскадрилья ТБ-1, созданная на основе дальнебомбардировочной авиации Ленинградского и Московского военных округов. Основу десантного подразделения (командир – Е.Д. Лукин) составили 155 бойцов и командиров, 20 автомобилей, 20 мотоциклов с колясками, 44 самоката (велосипеда), 61 пулемет и 10 трехдюймовых динамореактивных орудий. Утром 9 сентября 1930 года 3-я авиабригада ВВС Ленинградского военного округа, усиленная 51-й авиационной эскадрильей 11-й авиабригады Московского военного округа, в районе железнодорожной станции Сиверская в 70 км южнее Ленинграда осуществила первое в отечественной истории посадочное десантирование тяжелого (моторизованного) отряда. Тухачевский дал высокую оценку проведению «воздушной операции», которая определила судьбу будущей военно-транспортной авиации. В соответствии с директивой Штаба РККА от 18 апреля 1931 года № 1/013295 в Ленинградском военном округе было начато формирование нештатного Опытного воздухо-десантного отряда (ОВДО, командир – Е.Д. Лукин)[9]. Отряд объединил в своем составе 57-ю тяжелую бомбардировочную эскадрилью (164 человека, 12 самолетов ТБ-1) и корпусной авиационный отряд (10 самолетов-разведчиков Р-5).

На ОВДО возлагались следующие задачи: «1. Разрушение тыла противника, а равно захват отдельных пунктов, организация очагов восстания и распространение их в связи с нашей наступательной операцией. 2. Разрушение войскового тыла противника – уничтожение его складов, выгрузочных станций, разрушение железных дорог и шоссейных путей, нарушение связи между штабами и частями. 3. Захват отдельных рубежей и пунктов в тылу противника и удержание их до подхода наших наступающих частей. 4. Нарушение плана оперативных перевозок в период мобилизации, а равно нарушение железнодорожного движения на важнейших магистралях»[10].

Опытный отряд непосредственно подчинялся командованию 1-й авиабригады 11-й стрелковой дивизии округа. В техническом оснащении ОВДО активное участие принял начальник конструкторского бюро Научно-исследовательского института ВВС П.И. Гроховский. Парашютной подготовкой отряда, укомплектованного только добровольцами, занимался старший парашютист летчик Л.Г. Минов. Именно с его именем была связана организация в СССР будущих десантных операций парашютным способом. Еще в 1929 году он участвовал по линии американо-советского торгового акционерного общества «Амторг» в приобретении в США спасательных парашютов для летного состава. По указанию начальника ВВС РККА П.И. Баранова летом 1930 года Л.Г. Минов приступил к обучению летно-подъемного состава самолетов ТБ-1 11-й авиационной бригады правилам использования спасательных парашютов с организацией практических прыжков. Ему удалось подготовить 30 парашютистов из числа добровольцев указанной бригады, которые должны были принять участие в специальных сборах на аэродроме в районе г. Воронеж. Для показательных прыжков было задействовано 12 подготовленных парашютистов, в качестве транспортного средства их доставки – самолет Фарман F-62 «Голиаф» (53-я авиационная эскадрилья 11-й авиабригады ВВС Московского ВО).


Самолет «Фарман Голиаф»

По результатам сборов П.И. Баранов поставил Л.Г. Минову задачу подготовить парашютистов для совершения группового прыжка, имитируя выброску десанта для организации диверсионных действий на территории условного противника. Утром 2 августа 1930 года над хутором Клочково с борта самолета Фарман F-62 «Голиаф» с высоты 500 м на заранее определенную площадку были сброшены две группы десантников, которыми руководили летчики Я.Д. Мошковский и Л.Г. Минов. Одновременно с бортов трех самолетов-разведчиков Р-1 в интересах десанта сбросили специальный груз (2 ручных пулемета «Льюис», снаряжение и боеприпасы). Это событие позднее было официально признано началом создания нового рода войск – Воздушно-десантных войск.


Группа парашютистов Я.Д. Мошковского (крайний слева) перед десантированием 2 августа 1930 г.

В 1930 году в ходе осенних маневров войск Московского военного округа по распоряжению их командующего А.И. Корка в качестве тактического десантного подразделения была задействована летно-техническая группа численностью 11 человек из состава 11-й авиабригады под командованием Я.Д. Мошковского, получившая конкретную задачу – совершить скрытное десантирование в тылу «синих» («противника»), разгромить штаб стрелковой дивизии и захватить оперативные документы. На рассвете 2 сентября парашютисты совершили выброску с борта многоцелевого самолета Р-6 и успешно справились с поставленной задачей.


Посадка десантников на борт тяжелого бомбардировщика ТБ-3

Революционный Военный совет (РВС) СССР в своем приказе от 24 октября 1930 года № 080 «Об итогах боевой подготовки РККА за 1929/30 год и об учебных целях на 1931 год» отметил, что в процессе боевой подготовки ВВС были приобретены «удачные опыты по организации воздушных десантов». Это дало основу для создания в Военно-воздушных силах специальных подразделений (будущих ВДВ и ВТА).

В 1931 году на сборах высшего начальствующего состава Ленинградского военного округа впервые в мире было показано десантирование воздушного десанта парашютно-посадочным способом. При этом особое внимание обращалось на необходимость глубокой разработки организационной структуры и теории боевого применения воздушно-десантных войск. В том же году РВС СССР принял постановление за № 3, в котором потребовал от командующих войсками военных округов «вести дальнейшее изучение и опыты по организации специальных автомото-десантных частей по примеру опытов ЛВО».

Учитывая достигнутые в парашютно-десантном деле успехи, было принято решение сформировать в Ленинградском, Московском, Украинском и Белорусском военных округах штатные десантные («авиамотодесантные») отряды[11]. К концу 1933 года в составе Красной армии уже имелись в наличии одна специальная бригада и восемь отдельных авиадесантных батальонов.

В свою очередь по результатам командно-штабных учений под Киевом в 1933 году, в ходе которых оценивались возможности скоординированных действий диверсионных отрядов и авиации, был сделан вывод о возможности парализовать все коммуникации условного противника на территории Белоруссии и Украины при использовании крупного воздушного десанта.


Киевские маневры 1935 г. Сбор десантников после приземления

В последующие годы в ряде военных округов СССР проводились крупные учения с массированным десантированием войск и военной техники. Так, в период Больших Киевских манеров, проходивших 12–15 сентября 1935 года, была осуществлена выброска десанта численностью 1185 человек с целью проверки на практике теории глубокой операции[12]. В последующих учениях войск Белорусского военного округа, состоявшихся 7–10 сентября 1936 года, парашютный десант составил уже около 1500 человек[13]

Вскоре на основе советского опыта в ведущих странах Европы начали создаваться парашютно-десантные войска. Военно-политическое руководство СССР по достоинству оценило большой потенциал и возможности нарождающихся воздушно-десантных войск, а также новую область применения авиации – десантирование войск и их материально-техническое обеспечение по воздуху.

Алексей Лашков,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ,
кандидат исторических наук

_________________________

[1] Шайкин В.И. История создания и пути развития воздушно-десантных войск. От рождения до почтенного возраста: исторический очерк. Рязань, 2013. С. 5.

[2] Меньчуков Е. Авиация в конце мировой войны на русско-германском фронте // Вестник Воздушного Флота. 1928. № 4. С. 4.

[3] Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 30. Оп. 1. Д. 51. Л. 83.

[4] Конев В.Н., Зиновьев Н.Н. Красные авиаторы в небе 1920-х годов. М., 2018. С. 115.

[5] Борисов А.Б. Поход конной группы 8-й кавалерийской бригады в Кара-Кумскую пустыню в 1927 г. М., 1932. С. 126.

[6] Там же. С. 128.

[7] Конев В.Н., Зиновьев Н.Н. Красные авиаторы в небе 1920-х годов. С. 121.

[8] Там же.

[9]  Дата завершения формирования Опытного воздухо-десантного отряда Ленинградского ВО (1 июня 1931 г.) впоследствии директивой Генерального штаба ВС СССР от 27 мая 1981 г. № 315/2/5474 официально была утверждена как День создания военно-транспортной авиации. – Прим. авт.

[10] Директива Штаба РККА № 1/013295 от 18 апреля 1931 г.

[11] Шайкин В.И. История создания и пути развития воздушно-десантных войск. От рождения до почтенного возраста: исторический очерк. С. 20.

[12] Смирнов А.А. Воздушные десанты на Киевских маневрах 1935 г. и Белорусских маневрах 1936 г.: идея и воплощение // Пространство и Время. 2015. № 1–2. С. 233–234.

[13] Там же. С. 235.

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false