Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Рихард Зорге

ЗОРГЕ (Sorge) Рихард [22.9(4.10).1895, пос. Сабунчи Бакинской губ. – 7.11.1944, Токио], советский военный разведчик, журналист, Герой Советского Союза (1964, посмертно). Сегодня можно без преувеличения сказать, что кроме Рихарда Зорге ни одному иностранному агенту, работавшему в Японии накануне и во время Второй мировой войны, не удалось сделать то, что удалось этому советскому разведчику. В течение восьми лет он добывал секретную информацию в столице Японии, где вести разведывательную деятельность было гораздо тяжелее, чем в любом европейском государстве. О подвиге Зорге снимают фильмы, пишут книги. В знак уважения и вечной памяти его именем названы улицы и воздвигнуты памятники. 6 сентября 1998 года японская газета «Асахи» включила его имя в список «ста людей ХХ века». Рихард Зорге родился в семье немецкого инженера Густава Вильгельма Рихарда Зорге. Отец работал на фирме Нобеля, где специализировался на нефтедобыче на Бакинских промыслах. Мать – Нина Степановна Кобелева – русская, выросла в семье железнодорожного рабочего. Хотя отец Зорге был убежденный германский националист, семья имела давние революционные традиции. Двоюродный дед Рихарда – Фридрих Адольф Зорге (1826–1906) – был одним из руководителей «Первого интернационала», секретарём Карла Маркса.

В 1898 году семья Зорге переехала на постоянное место жительства в Германию и поселилась в пригороде Берлина. Из заметок Рихарда известно, что его детство прошло в Германии спокойно, в довольно обеспеченной многодетной семье.

Он поступил в реальное училище, но, не окончив его, в 1914 году добровольцем ушел на фронт Первой мировой войны, захваченный романтическими лозунгами защиты фатерлянда. Ему довелось воевать и на Западном, и на Восточном фронтах. Был трижды ранен. В 1917 году Рихард получил тяжелое ранение от разрыва снаряда, трое суток провисел на колючей проволоке. В госпитале ему сделали операцию, в результате которой он остался инвалидом (одна нога была короче другой на 2,5 см). По этой причине был демобилизован. Впоследствии Зорге напишет: «Первая мировая война 1914–1918 годов оказала глубочайшее влияние на всю мою дальнейшую судьбу. Если бы даже у меня не было бы никаких других убеждений, одной только ненависти  к этой войне было бы достаточно, чтобы я стал коммунистом...». В госпитале молодой Зорге знакомится с трудами Маркса, и это определяет всю его дальнейшую судьбу – он становится убежденным сторонником коммунистического движения.

В том же 1917 году Зорге получил аттестат о среднем образовании. Когда в Гамбурге открылся университет, Зорге получил там учёную степень доктора государства и права, а позже получил степень в области экономики.

В ноябре 1918 года в Киле, куда он переехал из Берлина, Зорге участвовал в восстание матросов германского военного флота. Был членом Кильского совета рабочих и матросов, вооружал население, попытался помочь революции в Берлине, едва не погиб. Был выслан властями обратно в Киль, оттуда перебрался в Гамбург, где пропагандистскую работу совмещал с журналистской. В 1919 году Рихард познакомился с немецкими коммунистами и вступил в компартию Германии в том же году.

С 1920 года стал редактором партийной газеты в Золингене. Помимо этого, занимал должность научного сотрудника института социальных исследований во Франкфурте.

В 1924 году по приглашению исполкома Коминтерна Зорге приехал в Москву. В 1925 году вступил в ВКП(б), получил гражданство СССР и был принят на работу в аппарат Коминтерна, где работал референтом информационного отдела и одновременно политическим и учёным секретарём организационного отдела Института марксизма-ленинизма при ЦК ВКП(б).

Вскоре Зорге перешел на работу в Отдел международных связей Коминтерна, где ему была поручена работа с компартиями скандинавских стран – Дании, Норвегии и Швеции. А затем начались заграничные командировки. Первая – с декабря 1927 года до середины июля 1928 года в Данию, Швецию и Норвегию под псевдонимом «Флерис». Вторая – с 5 октября 1928 года по 4 апреля 1929 года на этот раз в Норвегию и Данию под новым псевдонимом – «Леонард». И с 18 июня по 19 сентября 1929 года – последняя, третья командировка в Англию и Ирландию. В Англии Зорге был задержан полицией, но при этом никакие его особо важные связи раскрыты не были. 

Два года напряженных и, конечно, опасных зарубежных поездок будущему военному разведчику дали многое: опыт нелегальной ра­боты в различных европейских странах, знание политической и военной обстановки в Европе, навыки пересечения границ и знание условий таможенного и паспортного контроля, методы ухода от наружного наблюдения.

В то же время Зорге преуспевал как журналист. Его статьи появлялись на страницах журналов «Мировое хозяйство и мировая политика», «Большевик», «Коммунистический Интернационал», «Красный Интернационал профсоюзов».

В ноябре 1929 года по приглашению начальника военной разведки Я.К. Берзина Рихард Зорге перешел в Разведывательное управление РККА. При этом в разведку пришел не новичок и кабинетный учёный, а профессионал с большим стажем подпольной и разведывательной работы. Было определено и «поле» его будущей деятельности – Китай.

Уже в январе 1930 года Зорге прибыл в Шанхай под псевдонимом «Рамзай» и завел несколько полезных знакомств среди германских советников в армии Чан Кайши. Здесь очень пригодился его фронтовой опыт. Именно через них «Рамзай» получал наиболее ценную информацию. В середине 1930 года он передал в Москву оперативные дан­ные о четвертом походе Чан Кайши против советских районов Китая, чем способствовал провалу этого похода. Всего за период работы в Китае (1930–1932 годы) от Зорге в Центр поступило 597 только срочных разведдонесений, 235 из которых бы­ли доложены командованию Красной армии и советскому правительству. В этих донесениях освещались такие вопросы, как степень проникновения иностранных государств в Китай, планы и действия японской военщины в период оккупации Маньчжурии в 1931 году и шанхайских боев в январе – феврале 1932 года, дея­тельность иностранных военных советников в нанкинской армии, политическая и вооруженная борьба между различными группировками в Китае, боевые дейст­вия китайской армии, состояние военной промышленности и экономики Китая.

Опыт общения и контактов Зорге с немецкими военными советниками в Китае помог ему впоследствии установить полезные связи с военными и военно-морскими атташе в германском посольстве в Токио, а также с высокопоставленными военными чинами Германии, которые посещали столицу Японии.

Деятельность «Рамзая» в Шанхае развивалась успешно. Уже к 1932 году у Зорге была достаточно эффективная и разветвленная организация, около 10 источников военной и политической информации. Одним из его важных информаторов стал Хоцуми Одзаки, который работал журналистом в Японии и придерживался антивоенных взглядов.

С вторжением японских войск в 1931 году в Манчжурию коренным образом изменилось соотношение сил на Дальнем Востоке. Япония сделала серьезную заявку на статус азиатской супердержавы. Поэтому интересы советских разведчиков переключаются на страну Восходящего солнца.

В ноябре 1932 года Берзин отзывает Зорге из Китая. По прибытии Зорге в Москву произошло его переориентирование, а вернее более точное нацеливание на объект военно-стратегической разведки – Япон­ию. В отличие от крупных европейских стран там не было нелегальных резидентур Разведупра. И Зорге был первым, кто должен был попробовать ее создать. Нужно было проверить возможность работы под журналистской «крышей», наладить прямую радиосвязь между японскими островами и Владивостоком, убедиться в возможности создания агентурной сети из местного населения.

Перед разведчиком были поставлены следующие задачи:

  • тщательно изу­чать вопрос о том, планирует ли Япония нападение на СССР;
  • на­блюдать за реорганизацией и наращиванием японских сухопутных войск и ав­иационных частей, которые могут быть направлены против СССР;
  • изучать и анализировать японо-германские отношения, которые после прихода Гитлера к власти должны были стать более тесными;
  • добывать сведения о японской по­литике в отношении Китая;
  • изучать и анализировать политику Японии по отношению к Англии и США;
  • постоянно следить за ролью военных в определе­нии внешнеполитического курса Японии и их влиянием на ее внутреннюю политику;
  • наблюдать за развитием тяжелой и в первую очередь военной промышленности Японии.

Конечно, не­возможно было в 1933 году поручить группе «Рамзая» выполнение всех семи задач. И объем работы был слишком велик, и группа была вначале малочисленной. Да и пер­воначально определенный срок командировки в два года не позволял выполнить в полной мере весь объем задач. Так что из семи пунктов разведывательной программы в 1933 году были намечены первые три. Остальные пункты были добавлены уже летом 1935 года, через полтора года после начала работы, когда и состав гр­уппы был другим, и условия работы Зорге изменились в лучшую сторону.


«Рамзай» в Японии

Путь в Японию лежал через Берлин, где Зорге удалось завязать полезные знакомства и получить рекомендации и редакционные задания от таких крупных печатных немецких изданий, как «Франкфуртер цайтунг», «Теглише рундшау», «Дойче фольксвирт». Очень скоро Зорге завоевал авторитет высококлассного журналиста-аналитика, недаром его статьи печатают самые солидные издания Германии, в частности, крупнейшая «Франкфуртер цайтунг», а также журнал основоположника германской школы геополитики Карла Хаусхофера «Цайтшрифт фюр геополитик». Хаусхофер был лично знаком с Гитлером и Гессом и считался крупнейшим специалистом по Японии.

В настоящее время известны и опубликованы некоторые статьи Зорге. Как показывает их внимательный анализ, «Рамзай» не только отлично разбирался в обстановке на Дальнем Востоке, но и умело «направлял» видение этой обстановки в нужном для СССР русле. Его статьи с большим интересом читали и в Берлине, и в Токио.

Зорге вступил в нацистскую партию, завел широкие связи в немецких кругах, в том числе был вхож в германское посольство.

Постепенно Зорге начинает создавать агентурную сеть. В его группу входит радист Бруно Вендт (псевдоним «Бернгард»), гражданин Югославии, корреспондент французского журнала «Ви» Бранко Вукелич («Жиголо»), и художник Иотоку   Мияги («Джо»), долгое время живший в США, вступивший там в коммунистическую партию и вернувшийся в Японию по заданию Разведупра. Позже Зорге подключает к работе японского журналиста Хоцуми Одзаки («Отто»), ставшего одним из важнейших источников информации для «Рамзая». Другим ценным источником был недавно назначенный в Токио германский военный атташе Эйген Отт, с которым Зорге удается завязать дружеские отношения. Чтобы завоевать доверие Отта, Зорге, прекрасно разбиравшийся в сложившейся на Дальнем Востоке ситуации, снабжал его информацией о вооруженных силах и военной промышленности Японии. В результате докладные записки Отта приобретают несвойственную им ранее аналитическую глубину и производят хорошее впечатление в Берлине. Зорге становится желанным гостем в доме Отта, обсуждает с ним дела служебного характера, становится его благодарным слушателем и компетентным советчиком. Отт рассказывал Зорге практически обо всём, что происходило в Третьем рейхе, сообщал ему о результатах встреч с японским руководством, знакомил со всей перепиской.

Другими важными источниками информации Зорге в германском посольстве стали его старый фронтовой товарищ помощник военного атташе майор Фридрих фон Шолль и военно-морской атташе капитан ВМС Пауль Веннекер.

В 1935 году новым радистом Зорге стал Макс Клаузен («Фриц»), знакомый Рихарда еще по Шанхаю. Примечательно, что шифр, используемый Клаузеном, японцы так и не смогли расшифровать. В качестве ключа Зорге со свойственным ему остроумием решил применять статистические ежегодники рейха, позволяющие варьировать шифр до бесконечности. Кроме того, информация по конспиративным каналам передавалась в Центр на микропленках с курьерами. Особо важные снимки уменьшали до размеров точки, которую специальным составом приклеивали в конце строки письма самого обычного содержания.

Когда в 1938 году Эйген Отт был произведен в генерал-майоры  и стал германским послом в Японии, Зорге получил место пресс-секретаря посольства. Правда, поначалу он не входил в штат посольства и был неформальным советником Отта, хотя и имел собственный кабинет, где мог работать с секретными документами, которые предоставлял ему Отт. В итоге сразу же после начала Второй мировой войны Зорге согласился занять в германском посольстве официальный пост.


Удостоверение Р. Зорге в должности пресс-секретаря посольства Германии в Японии

В середине 1938 года Хоцуми Одзаки вошел в число приближенных и доверенных лиц нового главы японского правительства принца Фумимаро  Коноэ. Полтора года, вплоть до ухода принца в отставку, Одзаки будет информировать Зорге обо всем, что делается и задумывается японскими политиками и военными.

Позже Одзаки займет пост консультанта исследовательского отдела в правлении Южно-Маньчжурской железной дороги. От него будут поступать сведения не только о передвижении частей Квантунской армии, но и о готовящихся диверсиях и засылке агентов.

В том, что выступления японской военщины в районах озера Хасан и реки Халхин-Гол получили сокрушительный отпор, есть и заслуга группы Зорге.

По мере нарастания угрозы войны в Европе группа «Рамзая» работает все напряженнее. 31 мая 1939 года Зорге сообщает в Москву: «Данциг будет захвачен в сентябре 1939 года». 7 марта 1940 года он передает информацию о подготовке германского наступления против Франции, сообщив подробные сведения о стратегическом замысле германского командования – нанесении главного удара не на Париж, а в направлении французского, бельгийского и голландского побережья.

В конце 1940 года Зорге начинает получать первые тревожные сведения о подготовке Гитлера к нападению на СССР: «Немцы имеют около 80 дивизий на восточной границе, включая Румынию, с целью воздействия на политику СССР».

В мае 1941 года Зорге от посла Отта узнает о планах нападения Германии на Советский Союз.


Рихард Зорге. Художник Л.С. Котляров

Доказанным фактом, подтвержденным документально, является ценнейшая информация, переданная Зорге в Москву со слов уже упоминавшегося Шолля, который проездом в Бангкок (где он должен был занять пост военного атташе) останавливался в Токио. Именно с его слов Зорге передал, что главный удар будет нанесен левым флангом немецкой армии (то есть в направлении на Белоруссию и Прибалтику – в полном соответствии с планом «Барбаросса»). Именно там, как оказалось впоследствии, немцы сосредоточили 3 из 4 танковых групп. Второе – «большая тактическая ошибка» – советские войска занимали позиции на широком фронте («без больших ответвлений» – то есть не были эшелонированы в глубину) и поэтому их легко было прорвать сосредоточенными танковыми клиньями (что и произошло). Замысел германского командования заключался в том, чтобы лишить советские войска возможности отступать в глубь страны и вести подвижную оборону. Перед немецкими группировками ставилась задача создавать бреши на решающих направлениях, охватывать, окружать и уничтожать советские войска, не позволяя им отходить.

Резолюция Ф.И. Голикова, занимавшего пост начальника ГРУ РККА, на этом сообщении Зорге весьма показательна: «В перечень сомнительных и дезинформационных сообщений Рамзая». Таким образом эта информация Сталину даже не докладывалась, потому что вождь уже решил, что немцы главный удар нанесут в направлении на Украину. Это, кстати, подтверждалось и большинством донесений резидентур советской разведки.

После нападения Германии на СССР Центр стал настоятельно требовать от Зорге информации о планах японского руководства. И это был «звездный час» «Рамзая». Одзаки узнал, что Япония хочет избежать войны с Советским Союзом, и сообщил об этом Зорге. Эта информация оказалась чрезвычайно важной для всей истории Второй мировой войны: после того как Зорге передал ее советскому командованию, Москва перебросила 18 дивизий, 1700 танков и более 1500 самолетов из Забайкалья и Дальнего Востока на Западный фронт в самые опасные месяцы битвы за Москву, одного из поворотных пунктов всей войны.

В ходе напряженной разведывательной работы членам группы «Рамзай» приходилось порой пренебрегать правилами конспирации. Кроме этого, тотальный полицейский сыск в Японии тоже сделала свое дело. В октябре 1941 года Зорге и его товарищи были арестованы. В ходе обыска был обнаружен целый ряд компрометирующих материалов.

Арест Рихарда Зорге вызвал переполох в германском посольстве. Эйген Отт прилагал все усилия, чтобы замять эту историю. Он пытался убедить Берлин, что Зорге стал жертвой интриг японской полиции. Как ни странно, это ему почти удалось, несмотря на обличающие Зорге показания членов его группы.  Тем не менее, Отту пришлось уйти в отставку и поставить крест на дипломатической карьере.

Суд над членами группы Рамзая состоялся в мае 1943 года. К тому времени Мияги уже не было в живых. Вукелича постигла та же участь через полтора года после суда, приговорившего его к пожизненному заключению. Клаузен, приговоренный к пожизненному заключению, был освобожден американцами в 1945 году и передан в СССР.

Одзаки и Зорге казнили 7 ноября 1944 года. Последними его словами были «Да здравствует Красная армия! Да здравствует Советский Союз!»

А за год до этого, в 1943 году, умерла жена Рихарда Екатерина Максимова, сосланная в Сибирь по ложному обвинению. Они поженились в 1933 году и хотя, как считается, формально были женаты 11 лет, но вместе были не более полугода. Зорге писал ей из Японии нежные и трогательные письма, надеясь вернуться к ней после окончания командировки.

После смерти Зорге увековечиванием его памяти до конца своих дней занималась его гражданская жена в Японии Ханако Исии.


Министр обороны Российской Федерации С.К. Шойгу возлагает цветы
к могиле Рихарда Зорге на кладбище «Тама» в Токио. 2019 г.

В СССР о Зорге стало широко известно только в 1964 году после посмертного присвоения ему звания Героя Советского Союза. Но на Западе о нем узнали гораздо раньше, еще в конце 1940-х годов. Как писали специалисты из военного ведомства США: «Никогда в истории не существовало столь смелой и успешной разведывательной организации». Но сразу появились и различные инсинуации о том, что Зорге был «двойным» и даже «тройным агентом». Эти инсинуации порой подхватываются и отечественными псевдоисследователями. 

Относительно якобы работы Зорге на немецкую разведку можно сказать следующее. Во-первых, шеф Германского информационного бюро Г. фон Ритген был крайне заинтересован в информации по Дальнему Востоку, которую присылал ему Зорге. Бывший начальник внешней разведки службы безопасности Германии В. Шелленберг в своих мемуарах пишет об этом ясно и конкретно: «Материалы, которые присылал Зорге фон Ритгену, были действительно полезными и по характеру своему таковы, что не могли содержать дезинформацию…. и не было ни одного случая, когда Зорге пытался бы ввести в заблуждение германскую секретную службу». Действительно Зорге добросовестно информировал Берлин, что пакт трех держав не будет иметь для Германии большого значения, предупреждал, что ни при каких обстоятельствах Япония не денонсирует договор о нейтралитете с СССР, после 22 июня 1941 года давал прогноз, что Япония не выступит против СССР, а начнет морские операции на Тихом океане. При этом то же самое Зорге сообщал в Москву. И это не было дезинформацией! Просто в первом случае целью «Рамзая» было поссорить германских нацистов с японскими милитаристами, а во втором случае – предупредить советское руководство и дать ему возможность маневра в той смертельно опасной для СССР военно-политической ситуации.

Рихард Зорге – действительно один из величайших и выдающихся разведчиков ХХ века. И не потому, что только провалившиеся разведчики становятся известными и даже знаменитыми. Быть может всякий провалившийся разведчик становится известным, но знаменитыми становятся очень немногие.


Памятник Рихарду Зорге в Москве. Скульптор В.Ф. Цигаль.
Архитектор Л.Н. Павлов. Открыт в 1985 г.

К числу этих немногих принадлежит Герой Советского Союза Рихард Зорге.
 

Виктор Гаврилов, ведущий научный сотрудник
Научно-исследовательского института военной истории ВАГШ ВС РФ

Наверх
ServerCode=node3 isCompatibilityMode=false