Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Артузов Артур Христианович

АРТУЗОВ Артур Христианович (Артур Евгений Леонард) [6(18).02.1891, с. Устиново Кашинского у-да Тверской губ. – 21.8.1937, Москва], деятель советских органов государственной безопасности, корпусной комиссар (1935). Настоящая фамилия Артура Христиановича Артузова, одного из основателей советской разведки и контрразведки, – Фраучи. Он родился в семье итальянского сыровара Христиана Фраучи, который приехал в Россию из Швейцарии в 1881 году. Мать будущего разведчика, Августа Августовна (урожденная Дидрикиль), имела латышские и эстонские корни. В многодетной семье Фраучи было шестеро детей, Артур был старшим. С детства Артур был знаком с революционерами-большевиками М.С. Кедровым и Н.П.  Подвойским, которые были женаты на сестрах матери, а с 1906 года участвовал в распространении нелегальной литературы. В мае 1909 года он окончил с золотой медалью Новгородскую классическую мужскую гимназию и вскоре поступил на металлургическое отделение Петербургского политехнического института. Свободно владел французским, английским, немецким и польским языками. После окончания института с отличием в феврале 1917 года работал инженером-проектировщиком в Металлургическом бюро известного ученого-металлурга В.Е. Грум-Гржимайло.

В декабре 1917 года Артур Фраучи вступил в Российскую социал-демократическую рабочую партию и по рекомендации Кедрова был принят в Управление по демобилизации армии и флота на должность секретаря отдела материально-технического снабжения. С марта 1918 года занимал должность секретаря Ревизионной комиссии Совнаркома РСФСР в Архангельске и Вологде, задачей которой было укрепление органов советской власти в крае, ликвидация контрреволюционных ячеек, создание надежных подразделений Красной армии.  Тогда же он взял псевдоним «Артузов», позднее превратившийся в фамилию. После начала иностранной военной интервенции на севере России, в августе–сентябре 1918 года Артузов командовал в партизанском отряде подрывниками, а затем был начальником инженерного отдела штаба Северного фронта. В 1918 году контрразведывательную деятельность в Красной армии осуществляли три независимых друг от друга структуры: регистрационная служба при Всероссийском главном штабе РККА, контрразведывательное отделение при Оперативном управлении Высшего военного совета и регистрационная служба при Морском генштабе. В конце мая 1918 года был создан еще один орган контрразведки – отделение Военного контроля при Оперативном управлении Наркомвоена.

После образования Реввоенсовета Республики (РВСР) все эти спецслужбы в сентябре 1918 года по решению руководства объединяются в отдел Военного контроля при Регистрационном управлении РВСР, который возглавил Кедров. Прибывший с ним из Архангельска Артузов был назначен начальником Военно-осведомительного бюро Московского военного округа, а в ноябре ему поручают руководить отделом Военного контроля.

На 2-й Всероссийской конференции Чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем, состоявшейся 28 ноября 1918 года, было принято решение организовать при всех фронтах и армиях фронтовые и армейские ЧК и предоставить им право назначения отдельных комиссаров в ту или иную воинскую часть.

19 декабря 1919 года решением Бюро ЦК РКП(б) деятельность ВЧК и Военного контроля были объединены. Новый орган военной контрразведки получил название – Особый отдел. В нем сосредоточились вопросы борьбы со шпионажем и контрреволюцией. Первым руководителем Особого отдела ВЧК был назначен Михаил Кедров, а Артур Артузов – особоуполномоченным отдела. В этой структуре Артур Христианович проработал более двух лет, последовательно занимая должности заведующего оперативным отделением, помощника начальника отдела, заместителя начальника отдела.

В феврале 1922 года на основе принятого решения IX Всероссийского Съезда Советов Постановлением ВЦИК ВЧК была упразднена и на ее базе образовано Государственное политическое управление (ГПУ, с 1923 года – Объединенное государственное политическое управление при СНК СССР). В июле 1923 года А.Х. Артузов возглавил Контрразведывательный отдел (КРО), целью которого являлась борьба со шпионажем, белогвардейской контрреволюцией и заговорами, бандитизмом, контрабандой и незаконным переходом границы.

На посту Артузов находился более пяти лет. За это время он руководил и принимал непосредственное участие в проведении ряда чекистских операций, закончившихся полным разгромом белогвардейского подполья в стране и вошедших в учебники по контрразведке.

Одной из таких контрразведывательных операций стала операция «Трест». Операция началась в 1921 году. Ее предысторией стала поездка высокопоставленного чиновника Наркомата внешней торговли А.А. Якушева за границу. Во время командировки он имел контакты с представителями Белой эмиграции, о чем стало известно чекистам. По возвращению Якушев был арестован. Артузову удалось склонить Якушева принять участие в многоходовой операции ВЧК против Белого движения за границей и противников советской власти внутри страны, возглавив фиктивную организация антибольшевистского подполья «Монархическое объединение Центральной России» (МОЦР). Кураторами операции стали А. Артузов и начальник 14-го отделения Особого отдела В. Стырна.

В ходе операции чекисты предполагали решить несколько задач. Во-первых, привлечь в МОЦР как можно больше сочувствующих Белому движению внутри страны и тем самым поставить их под контроль; во-вторых, установить связь с эмигрантскими центрами за рубежом и попытаться разложить их; в-третьих, выйти на контакт с иностранными разведками и выявить их агентуру.

За пять лет, которые длилась операция, чекистам удалось полностью решить все задачи: были захвачены важные участники антисоветского движения, значительно понижен уровень активности террористических групп белой эмиграции, проведены мероприятия по дезинформации западных спецслужб. Особо следует отметить вывод в Россию и арест известного английского разведчика С. Рейли и организацию поездки по городам Советского Союза влиятельного деятеля Белого движения В.В. Шульгина. В 1967 году режиссером С.Н. Колосовым был снят четырехсерийный художественный исторический фильм «Операция “Трест”», в котором рассказывается об этой удачной операции советских контрразведчиков.


Кадр из фильма «Операция «Трест». В роли А.Х. Артузова (в центре) Армен Джигарханян

Одновременно с «Трестом» проводилась еще одна операция также с использованием фиктивного подполья в России. В августе 1924 года советская пресса опубликовала официальное сообщение, привлекшее внимание крупнейших информационных агентств мира. «В двадцатых числах августа, – говорилось в нем, – на территории Советской России ОГПУ был задержан... Борис Викторович Савинков, один из самых непримиримых и активных врагов рабоче-крестьянской России (Савинков задержан с фальшивым паспортом на имя Степанова В.П.)»

Это сообщение в кратких словах подытоживало сложную и смелую операцию чекистов, которые «выманили» Савинкова вместе с несколькими его сподвижниками из-за границы и арестовали.

План по вовлечению известного террориста Бориса Савинкова в подпольную антисоветскую деятельность под наблюдением спецслужб разрабатывался чекистами в 1922 году. Вскоре после создания КРО было подготовлено циркулярное письмо «О савинковской организации». В нем рассматривался вопрос о новом методе контрразведывательной работы – создании легендированных организаций. Операция «Синдикат-2» проводилась параллельно с аналогичной операцией «Трест», направленной на ликвидацию монархического подполья. В ее подготовку и проведение были вовлечены начальник КРО А.X. Артузов, его заместитель – Р.А. Пилляр и помощник – С.В. Пузицкий, а также личный состав 6-го отделения КРО.

В соответствии с планом операции за границу должен был отправиться секретный сотрудник под видом члена центрального комитета фиктивной партии «Либеральные демократы» с целью убедить Савинкова в существовании дееспособной подпольной организации в СССР и склонить его к сотрудничеству. В качестве такого сотрудника был задействован старший оперативный уполномоченный КРО А.П. Федоров. Он несколько раз выезжал в Варшаву и Вильно, где встречался с руководителями местных отделений савинковского «Народного союза защиты родины и свободы» (НСЗРиС). В результате умелых действий по их дезинформации удалось убедить Савинкова выехать в СССР, чтобы возглавить деятельность подпольной организации. В августе 1924 года он с группой ближайших помощников выдвинулся в СССР. 15 августа они перешли границу через подготовленное ОГПУ «окно», добрались до Минска, где на конспиративной квартире были арестованы и отправлены в Москву. 18 августа их поместили во внутреннюю тюрьму ОГПУ. Военная коллегия Верховного суда СССР 29 августа 1924 года приговорила Б.В. Савинкова к высшей мере наказания – расстрелу, замененному лишением свободы на 10 лет. По официальной версии, 7 мая 1925 года в здании ВЧК на Лубянке Савинков покончил жизнь самоубийством. Воспользовавшись отсутствием оконной решетки в комнате, где находился по возвращении с прогулки, он выбросился из окна пятого этажа во двор.

За время проведения операции была выявлена большая часть «савинковцев», ведущих подпольную работу на территории СССР, ликвидированы ячейки НСЗРиС в Смоленской, Брянской, Витебской, Гомельской губерниях, на территории Петроградского военного округа, уничтожены савинковские резидентуры в Москве, Самаре, Саратове, Харькове, Киеве, Туле, Одессе. Проведено несколько крупных судебных процессов.

Летом 1927 года Артузов по совместительству был назначен 2-м помощником начальника Секретно-оперативного управления ОГПУ Генриха Ягоды.

В 1930 году А.X. Артузов переходит на работу во внешнюю разведку. Где с 1 января 1930 года назначен заместителем начальника Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ, а 1 августа 1931 года – начальником ИНО и члена Коллегии ОГПУ.

При нем полномочия ИНО значительно расширились, был также увеличен штат отдела. Структурно ИНО увеличился до восьми отделений. За время руководства Артузовым, ИНО ОГПУ провел десятки операций, в ходе которых задействовались десятки кадровых сотрудников и сотни агентов.


А.Х. Артузов в рабочем кабинете

В начале 30-х годов ощутимых успехов добился ИНО в Англии, где активно действовала нелегальная резидентура, в состав которой входили такие опытные разведчики, как А.Г. Дейч, Т.С. Малли, И.Я. Рейф. Именно они привлекли к сотрудничеству с советской разведкой так называемую «кембриджскую пятерку» (Ким Филби, Гай Берджес, Дональд Маклин, Энтони Блант, Джон Кернкросс). Проведена большая работа по проникновению в шифровальную службу Форин-офис (министерство иностранных дел Великобритании). В 1930 году разведчиком-нелегалом Д.А. Быстролетовым был завербован шифровальщик Управления связи МИД Эрнест Холлоуэй Оулдхэм. С его помощью были получены не только новые шифры, но и установочные данные на его сотрудников.

Тогда же по инициативе А.Х. Артузова советской разведкой, в целях пресечения деятельности спецслужб Великобритании против СССР, а также продвижения в правящие британские круги направленной информации по вопросам внешней политики и внутреннего положения СССР начата операция «Тарантелла». Благодаря отлично налаженной работе легендированной агентурной сети, созданной советскими органами госбезопасности, на протяжении двадцати лет сотрудники Секретной разведывательной службы (СИС) снабжались информацией, выгодной Советскому Союзу.

Важным направлением работы советской разведки стало германское направление. Сотрудниками Артузова была создана агентурная сеть, поставлявшая советскому руководству ценные сведения о происходивших событиях в пришедшей к власти Национал-социалистической партии Германии, а также о деятельности ряда государственных органов и специальных служб. В 30-е годы там работали такие известные разведчики, как Б.Д. Берман, Б.М. Гордон, К.В. Гурский, В.М. Зарубин. А из наиболее известных агентов, привлеченных к сотрудничеству с ИНО в этот период, можно назвать руководящего сотрудника отдела контрразведки гестапо Вилли Лемана (псевдоним – «Брайтенбах»).

В 30-е годы внешняя разведка начала систематическую работу в США. В 1933 году в Нью-Йорк в качестве легального резидента прибыл кадровый сотрудник разведки П.Д. Гутцайт, а в 1934 году – нелегальный резидент Б.Я. Базаров (Шпак). В США работали такие опытные разведчики, как И.А. Ахмеров, В.Б. Маркин и другие. Главной задачей, стоявшей перед сотрудниками ИНО в США, был сбор сведений об отношении правящих кругов Вашингтона к СССР и европейской политике, а также сбор научно-технической и экономической информации.

С приходом А.X. Артузова в августе 1931 года к руководству Иностранным отделом ОГПУ, активизировалась работа внешней разведки по одному из давних противников советских органов государственной безопасности – Русскому общевоинскому союзу (РОВС), в руководстве которого внешняя разведка имела своего агента – генерала Н.В. Скоблина, завербованного в сентябре 1930 года. Достаточно осведомленный, он информировал Москву обо всех планах белой эмиграции.

В начале 1930-х годов была проведена крупная операция по внедрению техники прослушивания в находившуюся в Париже штаб-квартиру организации. Для проведения операции задействовали одного из видных представителей русской эмиграции во Франции С.Н. Третьякова, привлеченного к сотрудничеству с советской внешней разведкой еще в 1929 году. Штаб-квартира РОВС находилась в доме, принадлежавшем семье Третьякова, что позволило установить там соответствующую аппаратуру. С января 1934 года началось постоянное прослушивание разговоров, ведущихся в штабе РОВС, в том числе и в кабинете его председателя. В результате операции ИНД («Информация наших дней») разведка была в курсе почти всех планов по организации работы, замыслов и настроений отдельных белоэмигрантских лидеров.

Значительное место в деятельности внешней разведки занимали и страны Востока: Афганистан, Иран, Китай и Япония. В Китае разведывательная работа велась главным образом через легальные резидентуры, которых было около 20 (в Пекине, Харбине, Шанхае, Тяньцзине, Нанкине, Ханькоу и ряде других). Действовали в это время в Китае п разведчики-нелегалы. Так, в октябре 1930 года в Маньчжурию под видом русского эмигранта был направлен Р.И. Абель. С 1933 года в Китае работал И.А. Ахмеров, прибывший туда как турецкий студент-востоковед.

Работа на территории Японии была осложнена жестким контрразведывательным режимом и спецификой местных условий. Однако в 1934 году резиденту ИНО в Токио Б.И. Гудзю удалось завербовать жандармского офицера, от которого был получен разработанный в 1932 году японским генеральным штабом стратегический план «Оцу», предполагавший развертывание на советской границе крупной армейской группировки для действий против СССР.

В мае 1934 года на повестке дня у советского руководства встал вопрос о повышении эффективности работы ИНО ОГПУ и военной разведки – IV управления (разведывательного) Штаба РККА, улучшении координации их деятельности. В результате была создана постоянная комиссия в составе начальников этих органов, на которую возлагались разработка и согласование общего плана разведывательной работы за границей, обмен опытом, взаимная информация о провалах, тщательное изучение их причин. 25 мая 1934 года Артузов был вызван в Кремль к И.В. Сталину, где уже находились наркомы К.Е. Ворошилов и Г.Г. Ягода. К этому моменту Артузов имел огромный опыт, провел ряд блестящих операций и являлся специалистом высшего класса по руководству закордонной разведкой, равного которому не было ни в Разведупре, ни в ИНО. Обстоятельная беседа длилась шесть часов. Для лучшего взаимодействия разведок Артузову предложили занять по совместительству должность заместителя начальника IV управления. При назначении он оговорил право взять с собой туда ряд сотрудников ИНО ОГПУ, в числе которых наиболее крупными фигурами были Ф.Я. Карин и О.О. Штейнбрюк.

В июне 1934 года Артузов представил Сталину и Ворошилову подробный доклад об агентурной работе Разведупра, с анализом ошибок и провалов. В нем отмечалось, что нелегальная агентурная военная разведка практически перестала существовать в Италии, Латвии, Румынии, Франции, Эстонии, и сохранилась лишь в Германии, Польше, Китае и Маньчжурии. Серьезной ошибкой он считал использование агентуры из числа зарубежных коммунистов и лиц, связанных с компартиями. По докладу Артузова было разработано и введено в действие «Положение о прохождении службы в РККА оперативными работниками разведорганов», введенное в действие приказом наркома обороны от 19 июля 1934 года № 006. Данное положение значительно поднимало их статус, давало возможность обучаться в военных академиях, улучшало жилищные условия.

В июле 1934 года система органов госбезопасности СССР претерпела кардинальную реорганизацию. Постановлением ЦИК СССР от 10 июля 1934 года на базе ОГПУ при СНК СССР образуется Народный комиссариат внутренних дел (НКВД), наркомом которого стал бывший заместитель председателя ОГПУ Ягода. В результате реорганизации ранее самостоятельные оперативные чекистские подразделения ОГПУ, в том числе ИНО, были объединены в Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) НКВД СССР. Реформы коснулись и военной разведки. В ноябре 1934 года IV управление было переведено в прямое подчинение наркому обороны и переименовано в Разведывательное управление РККА.

В мае 1935 года Артузова полностью освобождают от обязанностей начальника ИНО и переводят в особый резерв НКВД в связи с переходом на основную работу в Разведупр, где он был утвержден первым заместителем начальника. Начальником Разведупра вскоре был назначен старый член партии и участник Гражданской войны С.П. Урицкий, имевший к разведке косвенное отношение.

 Как и в ИНО, в Разведупре РККА были свои герои. Почти все они подготовку к агентурной работе за рубежом проходили под руководством Артура Христиановича. Именно он в 1935 году готовил в зарубежную командировку Я.П. Черняка, возглавившего крупнейшую агентурную сеть, охватывавшую несколько стран Европы. Принял Артузов в штат Разведупра и Хаджи-Умара Мансурова, ставшего впоследствии легендарной фигурой военной разведки. Способствовал Артур Христианович упрочению положения в Японии выдающегося советского разведчика Рихарда Зорге. Под руководством Артузова работали такие известные разведчики как Шандор Радо и Рудольф Гернштадт.

На посту заместителя начальника Разведупра А.Х. Артузов проработал чуть более двух лет. Казалось бы, что при таких лидерских качествах, таланте организатора, глубочайших знаниях, огромном практическом опыте, уважении подчиненных дальнейший служебный рост обеспечен. Между тем, события развивались по совершенно другому сценарию. В 1936 году начинается период так называемого «большого террора». Теряет руководящее кресло бывший начальник Артузова Ягода. Необходимо отметить, что и раньше взаимоотношения военных и чекистов никогда не были безоблачными. А после ухода Ягоды началось прямое выживание из Разведупра Артузова и пришедших с ним работников. Не выдержав откровенной травли, Артузов написал письмо Урицкому, в котором высказался о недопустимости сложившейся ситуации. Письмо было написано 20 декабря 1936 года, а через три недели, 11 января 1937 года, по предложению Ворошилова ЦК Политбюро ВКП(б) принимает решение об освобождении Артузова от работы в Разведупре и направлении его в распоряжение НКВД, где его назначают научным сотрудником 8-го (Учетно-регистрационного) отдела ГУГБ.

На партийном активе в НКВД 13 мая 1937 года один из новых руководителей наркомата М.П. Фриновский обозвал Артузова шпионом, и в тот же день Артузов был арестован в своем рабочем кабинете по ордеру. Обвинения предъявлялись по статьям 58-6 (шпионаж), 58-8 (террор) и 58-11 (участие в контрреволюционной заговорщической организации внутри НКВД). Приказом народного комиссара внутренних дел СССР Н.И. Ежова от 8 июля 1937 года № 1138 уволен со службы. Следствие по делу Артузова вел начальник Секретариата НКВД комиссар госбезопасности 3 ранга Я.А. Дейч, СССР. На первых допросах Артузов категорически отрицал свое участие в контрреволюционных организациях. Однажды он на обороте тюремной квитанции начал писать собственной кровью записку следователю, пытаясь убедить того в своей невиновности фактами. Но дописать ему не дали. Позже, после применения «физических методов воздействия», подписал протокол допроса с признанием своей вины.


Записка Артура Артузова, написанная в камере кровью

20 августа 1937 года в числе 38 человек включен по 1-й категории в расстрельный список. Расстрелян на следующий день вместе с фигурантами списка. Тела казненных были сожжены в крематории Донского монастыря. Определением Военной коллегии Верховного суда от 7 марта 1956 года он был реабилитирован.


Список лиц, подлежащих суду Военной коллегии Верховного Суда Союза ССР. Москва – Центр.

За свою деятельность Артур Христианович Артузов был награжден двумя орденами Красного Знамени, знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ (V)», знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ (XV)», знаком «Почетный чекист» МНР, наградным оружием. Однако итог его жизни был совсем иной, чем он того заслуживал. Не случайно писатель-документалист Т.К. Гладков, биограф корифея советской разведки, свою книгу о нем озаглавил так – «Награда за верность – смерть».

Всей своей деятельностью, направленной на защиту Отечества от внутренних и внешних врагов, Артур Артузов, по праву, заслужил славу, любовь и уважение нашего народа. В Российской Федерации чтут его память. 19 ноября 2014 года в Санкт-Петербургском политехническом университете состоялась церемония открытия мемориальной плиты Артура Артузова. 25 июня 2017 года на Пролетарской площади города Кашин Тверской области был открыт ему памятник.


Памятник А.Х. Артузову. Авторы: А. Таратынов и А. Алиев.
Открыт 25.6.2017 г. Тверская обл., г.  Кашин

Юрий Алексеев,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ

Наверх
ServerCode=node3 isCompatibilityMode=false