Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

У истоков организации зенитной артиллерии в России

Во второй половине XIX веке в области развития артиллерийского дела произошли серьезные изменения. Прогресс машиностроения и металлургии позволил осуществить давнишнюю идею нарезных орудий. Винтовая нарезка ствола обусловила переход от шарообразного снаряда к удлиненному, который легче преодолевает в полете сопротивление в воздухе и, следовательно, при тех же условиях дает большую дальность. Быстрое вращение такого снаряда вокруг своей продольной оси обеспечивает устойчивость полета снаряда и меткость. С включением воздухоплавательных аппаратов в сферу вооруженной борьбы было положено начало изысканию средств и способов борьбы с ними.

Сильно возросла и подвижность артиллерийских орудий. Они теперь делались из литой стали и были хорошо приспособлены к полевым условиям. Передовые капиталистические предприятия – Круппа (Германия), Уитворта (Англия), Варендорфа (Швеция) и Обухова (Россия) – интенсивно работали над совершенствованием артиллерии.

К концу XIX века французы построили скорострельную пушку, являвшуюся родоначальницей современной полевой артиллерии. Эта пушка могла стрелять шрапнелью. В результате всех этих усовершенствований действенность артиллерийского огня сильно возросла. Изменился и заряд артиллерийского снаряда. Введением вместо черного дымного пороха сильных взрывчатых веществ – мелинита и тротила – значительно увеличило его убойную силу.

Военные ведомства всех передовых стран Европы вели интенсивные работы по изучению эффективности артиллерийского огня при стрельбе по воздушным целям. Здесь заметно лидировала Германия, которая одна из первых разработала специальное орудие, приспособленное для стрельбы по летательным аппаратам. В ходе Франко-прусской войны 1870–1871 годов для борьбы со свободнодвижущимися аэростатами предпринимались попытки вести стрельбу из 36-мм пушки (Ballongeschutz), сконструированной на заводах Круппа. Последняя размещалась на двухосной повозке с экипажем (3 человека). Таких «зенитных» повозок в прусской армии насчитывалось до 20 боевых единиц. Они действовали в районе Страсбурга и Парижа[1]. Во второй половине 1880-х годов немцы приступили к экспериментам с полевой артиллерией, приспособив ее для обстрела летательных аппаратов. Русские военные круги в связи с обострением отношений с Германией особенно внимательно следили за работой немцев в этом направлении. Так, в феврале 1886 года на заседании Комиссии по применению воздухоплавания, голубиной почты и сторожевых вышек к военным целям под председательством генерал-майора М.М. Борескова была дана оценка первым опытам стрельбы по привязным шарам в Германии из полевых орудий, проведенным на полигоне близ Кунерсдорфа. Шар, находившийся на высоте 400 м, был поврежден и вынужден спуститься.


Орудийная батарея на практических стрельбах. 1890-е годы

В 1880 году англичане также провели опыты по зенитной артиллерийской стрельбе на полигоне близ Дюнгенесса. Огонь по привязному аэростату, поднятому на высоту 256 м, велся из 203-мм гаубиц с расстояния с 7620 м. Цель была сбита вторым снарядом. В дальнейшем опыты продолжились в Лидде (1886, 1888 годы). В первом случае обстрел воздушного шара осуществлялся из 120-мм орудия с дистанции более 3840 м. По цели было выпущено 17 снарядов, из которых ни один не поразил шар. Через год при повторных испытаниях аэростат оказался пораженным.

Таким образом, успехи германской и английской артиллерии послужили одной из причин, заставивших русское командование озаботиться постройкой управляемых аэростатов (дирижаблей).

Учитывая, что вопрос разработки управляемых аэростатов оставался открытым, военное ведомство России непосредственно приступило к проведению испытаний по обстрелу привязных шаров. Ведение огня из обычного стрелкового оружия (винтовки и пулеметы) показало, что разрушительное действие пуль на оболочку аэростата было невелико.

Тогда начались испытания по определению действенности артиллерийского огня по летательным аппаратам.

Первые в России практические испытания легкой полевой артиллерии в ведении зенитного огня были проведены 13(25) июля 1890 года[2] на Усть-Ижорском саперном полигоне. В качестве воздушной цели использовался привязной аэростат (диаметром около 11 м)[3], представленный для этой цели Учебным воздухоплавательным парком.

Стрельба производилась пулевой шрапнелью из легких полевых пушек (63,5-мм скорострельных орудий конструкции В.С. Барановского и 63,5-мм горных орудий образца 1883 года) с расстояния около 2,9 км при высоте подъема шара свыше 210 м и совершенном безветрии. Шар опустился «по 28 выстрелу, причем получил 29 пробоин; повреждения оказались незначительными»[4].

Опыт показал, что для безопасности шару следовало держаться не ближе 3,2 км от орудий, и если по обстоятельствам необходимо было сократить эту дистанцию, то шар должен был быть в постоянном движении для затруднения прицеливания. Также по итогам стрельб сделан вывод, что боевые возможности артиллерийского огня (шрапнелью) оказались намного выше обычного стрелкового вооружения. Наибольший эффект при обстреле воздушной цели давали не отдельные орудия, а группы орудийных расчетов.

Так, в ходе учебных стрельб под Красным Селом (28 июня – 2 июля 1891 года) три артиллерийские батареи 1-й артиллерийской бригады (87-мм легкие полевые орудия образца 1877 года) вели последовательно огонь в течение десяти минут по аэростату-мишени – привязному, наполненному водородом шару «Ястреб» (объем 700 м3). По указанию особо назначенного офицера шару сообщалось передвижение в направлении, почти перпендикулярном к плоскости стрельбы, причем при передвижении шара в одну сторону он опускался, при передвижении в другую сторону – поднимался. Наблюдающий помещался сбоку батареи на расстоянии от нее около 250 м и оттуда корректировал стрельбу после каждого выстрела[5]. Воздушный шар был поражен с одиннадцатого выстрела на удалении около 2,6 км. Стрельба велась шрапнелью, заряжание орудий производилось повзводно. При осмотре в воздушном шаре было обнаружено 16 рваных пробоин и 141 пулевая пробоина[6].


36-мм пушка системы Круппа на специальной повозке. Германия, 1871 г.

В следующем году на страницах «Артиллерийского журнала» была опубликована статья «О стрельбе по привязным воздушным шарам», ставшая по сути одним из первых обзорных материалов по зенитной артиллерийской стрельбе. В ней, в частности, указывалось, что «во всех сражениях будущего времени воздушные шары будут играть видную роль, а следовательно, является необходимым изыскание средств для борьбы с этим до сих пор еще небывалым противником»[7]. Позднее полученный отечественный и зарубежный опыт нашел свое отражение в новых «Правилах стрельбы артиллерии». В качестве некоего дискуссионного клуба выступил «Артиллерийский журнал», на страницах которого шло обсуждение данной проблемы. Наибольшее предпочтение участники дискуссии отдавали легкой полевой артиллерии с применением шрапнели. К указанному анализу были приложены схемы прицеливания.

В дальнейшем их выводы получили свое подтверждение в ходе практических стрельб по воздушным шарам в 1898 году на Чугуевском и в 1902 году на Межибужском полигонах. Позднее организация стрельб орудийных расчетов по неподвижным воздушным целям проводилась на многих полигонах и приобрела систематический характер. Основываясь на полученных результатах, в Главном артиллерийском управлении (ГАУ) пришли к выводу, что наиболее эффективным средством борьбы с воздушными целями выступала артиллерия, а лучшим снарядом для зенитной стрельбы – шрапнель[8].

К началу ХХ в. лидерство в воздухоплавании вновь взяли «свободнодвижущиеся» летательные аппараты, способные преодолевать большие расстояния и маневрировать в воздухе, что затрудняло их обстрел с земли. Это обстоятельство потребовало уже в 1900 году включить в новый проект «Правил стрельбы артиллерии» раздел, впервые излагавший приемы и способы стрельбы по подвижным аэростатам. Позднее они прошли апробацию в ходе Русско-японской войны 1904–1905 годов. По ее итогам, а также основываясь на зарубежном опыте, Главное инженерное управление (ГИУ), курирующее военное воздухоплавание, пришло к выводу о приоритетности развития управляемых аэростатов (дирижаблей).

В свою очередь Артиллерийский комитет ГАУ (Артком) в ноябре 1907 года принял решение «приступить к разработке мер борьбы с управляемыми аэростатами»[9]. Уже в начале следующего года для организации опытных стрельб при ГАУ была создана специальная комиссия, получившая впоследствии название «Сестрорецкая», под руководством начальника артиллерии Санкт-Петербургского военного округа генерал-лейтенанта И.И. Мрозовского, в состав которой вошли видные инженеры и артиллеристы того времени (генерал-майоры А.А. Маниковский, А.М. Кованько, полковники В.А. Семковский, В.М. Трофимов, Е.К. Смысловский, подполковник А.В. Черячукин, капитан Г.А. Свидерский).

Практические стрельбы по подвижным воздушным мишеням (аэростатам, шарам-зондам, малым воздушным шарам) проводились на Сестрорецком полигоне в течение мая – июля 1908 года. По их окончании комиссия констатировала: «Главные опыты велись с полевыми пушками; с гаубицами и винтовками удалось провести только некоторые предварительные испытания. Предполагавшуюся стрельбу из пулемета не удалось осуществить вследствие невозможности приспособить в войсках пулемет для стрельбы под большими углами возвышения (до 800). От обстреливания воздушных шаров ракетами пришлось отказаться совсем, ввиду выяснившейся во время опытов почти заведомой бесцельности такого обстреливания»[10].

По мнению Артиллерийского комитета, ракеты оказались непригодными для стрельбы по движущимся воздушным целям, поскольку «при медленном полете ракет и малой меткости их бросания нельзя рассчитывать хотя бы приблизительно бросить ракеты вблизи аэростатов, если последний движется»[11].

Стрельбы на Сестрорецком полигоне подтвердили мнение Арткома о том, что орудия для борьбы с дирижаблями должны быть только специальными и иметь «круговой обстрел, угол возвышения до 800, возможно большую прямизну траектории и малое время полета снаряда, максимальную скорострельность при изменяемом во время стрельбы прицеле и направлении огня – 50–60 выстрелов в минуту»[12]. Такие орудия рекомендовалось сводить в 4-орудийные батареи, и как предварительную норму принять по одной батарее на крепость и по одной на каждый корпус полевых войск. По сути было предложено одновременно приступить к созданию объектовой зенитно-артиллерийской обороны и к обороне группировок войск от воздушного нападения.

В 1909 году на полигоне Офицерской артиллерийской школы в г. Луга были продолжены эксперименты по применению полевых орудий образца 1902 года в борьбе с дирижаблями. На основании результатов этих экспериментов Артиллерийский комитет ГАУ оформил общую программу действий в области обеспечения войск средствами борьбы с подвижными воздушными целями, поддержанную общеармейским руководством и артиллерийскими специалистами. На повестке дня стоял вопрос о начале разработки специального зенитного орудия, производство которого пришлось на годы Первой мировой войны.


3-дюймовая противоаэростатная пушка образца 1914 г.
Путиловского завода на автомобильной установке

Таким образом, на рубеже XIX–ХХ веков в России зародился особый вид артиллерии, способный активно вести борьбу с различными типами летательных аппаратов. Позднее зенитная артиллерия заложила основу будущих войск воздушной (противовоздушной) обороны страны.

Алексей Лашков,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ,
кандидат исторических наук

______________________________________________

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Русский инвалид. 1908. № 123. С. 5.

[2] Именно эта дата может быть использована для начала отсчета создания зенитной артиллерии в России.

[3] Военный сборник. 1900. № 9. С. 139.

[4] В журнале заседания комиссии генерала М.М. Борескова от 25 июля 1890 г. указано, что по шару было сделано 10 пристрелочных выстрелов и 20 выстрелов на поражение залпами из четырех орудии. В воздушном шаре было найдено пять больших рваных пробоин от осколков снарядов и 24 пробоины от шрапнельных пуль. Кроме того, одной шрапнельной пулей был поражен в область сердца манекен, изображавший наблюдателя. Повреждения шара, по мнению комиссии, легко устранимы, и шар через час может быть поднят вновь // Военный сборник. 1900. № 9. С. 139.

[5] Военный сборник. 1900. № 9. С. 139.

[6] Грибоедов С.Д. Полевые воздухоплавательные отделения, их деятельность и организация: об опытах артиллерийской стрельбы по воздушному шару // Воздухоплавание и авиация в России до 1907 г. Сборник документов и материалов. Спб., 1900. С. 506.

[7] Артиллерийский журнал. 1892. № 10. С. 1177–1122.

[8] Агренич А.А. Зенитная артиллерия. М., 1960. С. 10.

[9] Журнал Арткома. 1907. № 227. «Об орудиях для борьбы с управляемыми аэростатами» // Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 802. Оп. 3. Д. 1412. Л. 1–6.

[10] Там же. Л. 34об.

[11] Там же.

[12] Там же. Л. 56–57.

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false