Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Рождение отечественного военного воздухоплавания

В Российской империи в ходе военных реформ 1860–70-х годов, направленных на превращение русской армии в вооруженные силы европейского типа с большим обученным резервом, способным в военное время обеспечить армию личным составом, необходимым для обороны страны, а в мирное время – качественную подготовку войск[1].

Одной из задач стало совершенствование технической оснащенности войск. В 1866 году было образовано Императорское Русское техническое общество (ИРТО), уделявшее особое внимание вопросам развития военного воздухоплавания. По-новому стало относиться к проблемам развития воздухоплавания и Военное министерство. Идея о создании воздухоплавательной службы в русской армии выдвигалась не однажды представителями передовой военной и научно-технической общественности. С таким предложением, например, дважды обращался в военное ведомство (в 1848 и в 1854 годах) известный общественный деятель, публицист и философ И.В. Киреевский. Успешное применение воздушных шаров в ходе гражданской войны в США в 1861–1865 годах и Парагвайской войны 1864–1870 годов значительно подогрели интерес военных чиновников к этой проблеме.


Подготовка федератами аэростата к подъему. Гражданская война в США 1861–1865 гг.

Учитывая положительный зарубежный опыт в развитии военного воздухоплавания, в России серьезно задумались о необходимости использования пилотируемых аэростатов в интересах полевых частей. Осенью 1868 года состоявший в распоряжении командующего войсками Туркестанского военного округа генерал-майор Я.И. Краевский предложил начальнику Главного штаба генерал-адъютанту Ф.Л. Гейдену провести опыты военного применения воздухоплавания. «Для успеха в современной войне, – отмечал Краевский, – недостаточна уже одна тайна суворовских побед ... необходима еще другая, новейшая тайна побед; новое средство ведения войны, неожиданное для неприятеля». Появление на вооружении армии усовершенствованного летательного аппарата (воздухоплавательного снаряда) позволит дать одной из воюющих сторон «громадный нравственный перевес и самую решительную победу, достижение которой есть задача и цель всех чинов армии»[2].

Военно-ученый комитет (ВУК) Главного штаба серьезно занялся изучением вопроса о применении аэростатов для военных целей и пришел к заключению, что «было бы несправедливо пренебрегать таким средством, с помощью которого является возможность своевременно раскрывать силы противника, стягиваемые к полю сражения, или предотвращать скрыто подготовляемые им удары, определять расположение атакуемой крепости или работ осаждающего, наконец, наблюдать на более или менее значительном расстоянии операции противника по переправе через реки, по занятию лесных или пересеченных пространств, по обороне берегов и пр. Во всех случаях воздушные рекогносцировки, произведенные при благоприятных обстоятельствах, могут доставить неоценимые услуги»[3].

В декабре 1869 года председатель ВУК генерал-адъютант Ф.Л. Гейден[4] представил военному министру генерал-адъютанту графу Д.А. Милютину доклад с обоснованием необходимости развития отечественного Военного воздушного флота (ВВФ). Наряду с конструированием или приобретением за границей привязных аэростатов наблюдения было высказано мнение о целесообразности создания специального органа Военного министерства, курировавшего воздухоплавательную службу в армии.

Наряду с организационными мероприятиями Военно-ученый комитет решил возобновить опыты с привязным воздушным шаром. Его специалистами были выработаны тактико-технические требования, предъявляемые к данному типу летательного аппарата (высота подъема до 200–300 м, подъем двух-трех человек; оболочка должна держать газ до двух суток). «Между шаром и землей должно существовать электротелеграфическое сообщение». А «так как употребление военных аэростатов находится в самой тесной связи с употреблением военных телеграфов, а сии последние состоят в ведении Главного инженерного управления (ГИУ), то казалось бы соответственным практическую разработку сего вопроса вести при сем же управлении, в особой комиссии, под председательством товарища генерал-инспектора по инженерной части и при участии членов от Генерального штаба, инженеров и артиллерии»[5].

Тогда же при Главном инженерном управлении на постоянной основе была сформирована «Комиссия для обсуждения вопросов применения воздухоплавания к военным целям» под председательством военного инженера-генерала Э.И. Тотлебена. На опыты Военным министерством было ассигновано 11 980 рублей[6].

В состав Комиссии были включены офицеры Главного штаба, ГИУ и Главного артиллерийского управления (ГАУ): генерал-лейтенанты И.Ф. Бларамберг, А.Н. Вансович, М.И. Иванин, полковники Л.Л. Лобко и Н.П. Федоров, капитан Н.Л. Кирпичев, поручики И.В. Церпицкий, А.Р. Шуляченко и др. При их непосредственном участии была определена м примерная организационная структура будущей воздухоплавательной службы и начаты практические опыты с воздушными судами. В задачи Комиссии входили разработка привязных аэростатов для подъема двух - трех наблюдателей, разработка мобильного наземного оборудования, устройство электротелеграфического сообщения между аэростатами и землей, а также рациональные способы эксплуатации воздушных шаров.

7 (19) июля 1870 года на территории зоологического сада в Санкт-Петербурге было осуществлено несколько подъемов первого военного аэростата (объемом 1500 м3, конструкторы: штабс-капитан П.Я. Грановский и инженер А. Андре), построенного на русских заводах и из отечественных материалов (шар имел оболочку из шелковой материи, изнутри покрытую тонким слоем резины). К веревочной сетке шара была подвешена железная, оплетенная камышом корзина. В ней находился телеграфный аппарат и могли помещаться три-четыре человека. Для перемещения конструкции были подготовлены две повозки: закрытая – для сложенного шара, на другой помещались будка с телеграфом, гальваническая батарея и два ворота для навивания каната, удерживающего шар, и телеграфного кабеля. Предварительно было выполнено наполнение шара водородным газом, который добывали обыкновенным способом, заливая железные стружки слабой серной кислотой.

В ходе первого поднятия (при экипаже 5 человек) воздушный шар достиг высоты в 85 м, при повторном подъеме – около 160 м. На этот раз численность экипажа была ограничена тремя специалистами. Участвовавший в эксперименте телеграфист передал на землю восемь телеграфных депеш. Члены экипажа осуществляли переговоры с лицами, находившимися на земле, с помощью рупора и записок, бросаемых в картонных цилиндрах.


Пилотируемый воздушный шар

Подъемы воздушного шара в первую очередь организовывались с целью применения его к военным рекогносцировкам. С максимально достигнутой высоты воздухоплаватели могли вести обзор Красного Села и Царского Села и «на расстоянии 12 верст можно было различить пеших людей от экипажей»[7].

Подъемная сила шара оказалась 1120 кг (включая и массу шара). По истечении трех суток «...шар сохранял настолько своей подъемной силы, что мог свободно поднимать двух человек на 80 сажен». Решено было испытать шар в полевых условиях в ходе предстоящих военных маневров. В дальнейшем опыты по подъему воздушного шара были продолжены на плацу 1-го военного Павловского училища и в Усть-Ижорском саперном лагере. Впервые испытывались способы переноски и перевозки наполненного шара с двумя сидящими наблюдателями и перехода его через телеграфные проводы и узкие улицы российской столицы. В течение 16 часов аэростат в походном положении был перевезен на расстояние 40 км (до Усть-Ижорского лагеря). Таким образом, 7 (19) июля 1870 года было положено начало развитию отечественного военного воздухоплавания.


Плац 1-го военного Павловского училища. Фотография 1908 г.

Итоги первых испытательных полетов военного аэростата были сразу же доложены военному министру. По их результатам сделан вывод о необходимости создания специального войскового подразделения («офицер и команда нижних чинов из 2-х унтер-офицеров и 30 рядовых»[8]), названного «воздухоплавательным обозом», включавший в себя, помимо личного состава и специального имущества, 12 повозок и 38 лошадей. Также предполагалось сформировать (различные по укомплектованности в зависимости от принадлежности и назначения) учебные, полевые и крепостные воздухоплавательные отряды. Однако эта идея получила свою реализацию лишь во 2-й половине 1880 – начале 1890-х годов.

В мае 1871 года Комиссия для обсуждения вопросов применения воздухоплавания в военных целях приняла решение продолжить опыты с воздушными шарами. На это подвигло в том числе успешное использование свободнодвижущихся аэростатов в ходе Франко-прусской войны 1870–1871 годов. Всего в ходе войны французами было выпущено 65 аэростатов со 164 пассажирами[9].

В России для экспериментов требовался новый военно-обсервационный воздушный шар (диаметром 1180 м). По мнению генерал-адъютант Э.И. Тотлебена, главная цель этого летательного аппарата заключалась «в том, чтобы его удобно было бы возить за армией и наполнять несколько раз в тех пунктах, где в том встретится надобность для производства наблюдений…»[10]. Осенью того же года в интересах военного ведомства были изготовлены шесть малых шаров, имеющих различные свойства оболочки.

В своем отчете в ГИУ заведующий гальванической частью Инженерного корпуса генерал-лейтенант А.Н. Вансович писал: «Опыты, произведенные в 1870, 1871 и в текущем 1872 годах, позволяют вывести положительные данные как для постройки самого воздушного шара со всеми его принадлежностями, так и способов его наполнения водородным газом, равно и обращения с наполненным шаром, а также сбережения и хранения его»[11].

В 1873 году были проведены сравнительные испытания между монгольфьерами[12] и газовыми аэростатами (шарльерами)[13]. По их результатам сделан вывод: «Применение монгольфьеров, т. е. шаров с разреженным посредством нагревания воздухом, к военным целям едва ли возможно, потому что монгольфьер, будучи привязан к земле, лишается весьма скоро своей подъемной силы от самого незначительного ветра...»[14].

Из отчета Военного министерства за 1875 год «Об опытах с воздушными шарами» было сделано следующее заключение: «опыты по применению воздушного шара к военным целям, на основании которых комиссия, производившая испытания, положила, что воздушные шары не могут быть отнесены к полевым военным средствам, но представляют возможность обширного их применения при крепостной войне, и выработан проект правил для содержания команды аэронавтов и практического обучения их в мирное время...»[15]. Однако к такой работе над новым и сложным делом руководство военным ведомством оказалось в то время неготовым. Этим обстоятельством можно объяснить заметное ослабление их интереса к воздухоплаванию. Также проведенные опыты с аэростатами «съели» субсидированные денежные средства и до начала Русско-турецкой войны 1877–1878 годов эксперименты были приостановлены. Ранее, в 1876 году, в результате постепенно сокращения численности членов прекратила свое существование Комиссия для обсуждения вопросов применения воздухоплавания к военным целям. За период ее работы в интересах русской армии было построено пять крупных аэростатов (без учета малых размеров) и три конные лебедки. Если первый аэростат наполнялся водородом несколько дней, то время наполнения последующих воздушных шаров составляло пять часов. Поскольку в период ведения военных действий на Балканах аэростаты по линии военного ведомства оказались невостребованными, то их материальная часть была продана, а архив Комиссии сдан в Главное инженерное управление. В течение шести лет на испытательные опыты с воздушными шарами Военное министерство потратило большие по тому времени средства – 70 207 рублей 52 копейки[16], заложив основы будущего ВВФ России. В первой половине 1880-х годов Военное министерство, оценив значительное отставание нашего государства от великих держав в развитии военного воздухоплавания, приняло кардинальные меры по восстановлению утраченных позиций.

Алексей Лашков,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ,
кандидат исторических наук

___________________________________________________________________

[1] Военная энциклопедия. Т. 7. М., 2003. С. 225.

[2] Воздухоплавание и авиация в России до 1907 г. Сборник документов и материалов. М., 1956. С. 124.

[3] Дирижабли на войне / Сост. В.А. Обухович, С.П. Кульбака. Минск, 2000. С. 20–21.

[4] Председателем военно-ученого комитета являлся начальник Главного штаба. – Прим. авт.

[5] Дузь П.Д. История воздухоплавания и авиации в России (период до 1914 г.). М., 1981. С. 50.

[6] Воздухоплавание и авиация в России до 1907 г. С. 133.

[7] Там же. С. 139.

[8] Там же. С. 241.

[9] Бернштейн А.И., Кораблев В.П., Павлушенко М.И. Отечественное воздухоплавание. В 2-х т. Т. 1. М., 1994. С. 40.

[10] Воздухоплавание и авиация в России до 1907 г. С. 150.

[11] Там же. С. 175.

[12] Монгольфьер – тепловой аэростат с оболочкой, наполняемой подогретым воздухом. Название получил по фамилии изобретателей братьев Монгольфье – Жозеф-Мишеля и Жак-Этьенна. – Прим. авт.

[13] Шарльер – аэростат, наполненный водородом, гелием или другими газами легче воздуха. Назван по имени французского ученого и изобретателя Жака Александра Сезара Шарля. – Прим. авт.

[14]  Бернштейн А.И., Кораблев В.П., Павлушенко М.И. Отечественное воздухоплавание. Т. 1. С. 51.

[15] Воздухоплавание и авиация в России до 1907 г. С. 187.

[16]  Там же. С. 241.

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false