Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Мозжорин Юрий Александрович

МОЗЖОРИН Юрий Александрович (29.12.1920, дер. Орехово Московского у-да Московской губ. – 15.5.1998, Москва), советский ученый в области ракетно-космической техники, генерал-лейтенант инженерно-технической службы (1966), Герой Социалистического Труда (1961). Юрий Александрович Мозжорин родился в семье железнодорожного служащего Управления Московско-Курской железной дороги. Окончив с отличием среднюю школу, в 1938 году он поступил в Московский авиационный институт (МАИ) им. Серго Орджоникидзе. В 1940 году его перевели в новый Московский авиационно-технологический институт (МАТИ). Молодой студент учился увлеченно и легко, и еще на втором курсе МАИ, по рекомендации профессора Л.А. Бойко поступил на работу на полставки конструктором в конструкторское бюро В.Ф. Болховитинова, размещавшемся на авиационном заводе № 293 в г. Химки Московской области. Мозжорин работал в очень сильном коллективе вместе со студентами-совместителями, ставшими в будущем знаковыми фигурами в области ракетно-космической техники: В.П. Мишиным, К.Д. Бушуевым, М.В. Мельниковым, И.Д. Райковым и другими. Работая в составе конструкторской бригады, он участвовал в разработке отдельных элементов истребителя сопровождения двухбалочной схемы и других узлов. Учебу и работу он совмещал с общественной деятельностью, был заместителем секретаря комитета ВЛКСМ МАТИ, как студент-отличник получал персональную стипендию.

В начале Великой Отечественной войны Юрий Александрович 29 июня 1941 года добровольцем поступил в ряды Красной армии. После обучения на краткосрочных курсах в июле прибыл на Западный фронт в 444-й стрелковый полк 108-й стрелковой дивизии 16-й армии. В августе 1941 года в боях в районе Ярцево под Смоленском, являясь командиром расчета ротного 50-мм миномета, получил тяжелое ранение. После лечения в эвакогоспитале № 1645 г. Ульяновска он добился возвращения в армию, и 14 ноября 1941 года был зачислен курсантом в Ульяновское училище связи, а в январе 1943 года переведен на факультет эксплуатации самолетов, двигателей и их ремонта в Военно-воздушную инженерную академию им. профессора Н.Е. Жуковского, которая находилась в эвакуации в Свердловске. По успеваемости он являлся одним из отличников и принимал участие в научной работе кафедры конструкции и прочности самолетов. За успехи в учебе и учебно-боевой подготовке он был награжден значком «Отличник РККА». 28 июля 1943 года Мозжорину было присвоено воинское звание техника-лейтенанта. Он проявил себя дисциплинированным, серьезным и работоспособным слушателем, сочетавшим отличную учебу с успешной работой командира отделения. Обучение в академии проходило не столько в аудиториях и лабораториях, сколько на практике по совершенствованию эксплуатации самолетов в ходе боевых действий. Для этого в июне 1944 года он был откомандирован на 2-й Прибалтийский фронт в авиационный штурмовой полк в качестве инженера-механика по эксплуатации самолетов. Вместе с полком в течение трех месяцев он участвовал в боях, пройдя путь от Великих Лук до латвийских городов Крустпилс и Эвкапилс, обеспечив лично 18 боевых вылетов штурмовиков Ил-2. В сентябре 1944 года Юрий Александрович, возвратившись с фронта, прошел дополнительные курсы подготовки специалистов по экспериментальной аэродинамике. В декабре 1945 года, с отличием окончив академию, он был оставлен там для специализации в давно интересовавшей его сверхзвуковой аэродинамике и назначен на должность старшего инженера кафедры аэродинамики.


Старший лейтенант Ю.А. Мозжорин в Военно-воздушной инженерной академии им. Н.Е. Жуковского. 1944 г.

В июне 1946 года Мозжорина командируют в Германию для участия в работах по поиску и изучению технической документации, образцов боевой ракеты дальнего действия «V-2» («Фау-2»). С формированием на основе одного из гвардейских минометных полков первой в Вооруженных Силах СССР специальной ракетной части – Бригады особого назначения Резерва Верховного Главного командования (БОН РВГК), в октябре 1946 года 25-летний старший инженер-лейтенант Юрий Александрович Мозжорин был назначен помощником по технической части командира бригады генерал-майора А.Ф. Тверецкого. Бригаде предстояло освоить эксплуатацию сначала трофейных ракет дальнего действия, а затем и отечественных управляемых баллистических ракет. Но сначала эти ракеты надо было воссоздать из тех остатков, которые не успели уничтожить и вывезти немцы и союзники.

В этом нелегком деле офицеры бригады работали рука об руку с гражданскими специалистами, которых возглавлял С.П. Королев. Он сразу же приметил глубоко вникавшего в суть каждого научного и технического вопроса старшего лейтенанта и пригласил его в свой коллектив. Но военное командование имело на него свои виды, и с марта 1947 года Мозжорин продолжил службу уже в Москве в 4-м управлении Главного артиллерийского управления (ГАУ) Министерства Вооруженных Сил СССР, сначала старшим инженером, с мая 1948 года – старшим офицером, а с ноября 1949 года – заместителем начальника отдела.

Все послевоенные годы Юрий Александрович стремился досконально изучить ракетную технику, в 1949 году он окончил Высшие инженерные курсы при Московском высшем техническом училище (ныне – Государственный технический университет) им. Н.Э. Баумана, на которых переучивались на инженеров-ракетчиков специалисты других профессий, и наряду с ними выполнил и успешно защитил дипломную работу – проект перспективной ракеты дальнего действия.

В 1951 году он возглавил 1-й отдел 4-го управления ГАУ, определявшего научную политику Советской армии в отношении создания и применения нового для нее ракетного оружия. В мае 1953 года к должности начальника отдела еще добавилась приставка – заместитель командующего артиллерией, с дополнительными обязанностями, охватывающими решение множества новых задач.

Но все время службы в ГАУ Юрий Александрович не прекращал попыток перейти с административной на научную деятельность, и в ноябре 1955 года был переведен в 4-й Научно-исследовательский институт Министерства обороны СССР (ныне – 4-й Центральный научно-исследовательский институт Министерства обороны Российской Федерации) в г. Болшево Московской области, на должность заместителя начальника института по баллистической специальности. В дальнейшем он стал заместителем по научной части – 1-м заместителем начальника института. На институт постановлениями ЦК КПСС и Совета Министров СССР о создании первой в мире межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) была возложена головная роль по разработке новых радиотехнических систем траекторных измерений, техническому и технологическому проектированию полигонного измерительного комплекса (ПИК). В течение 1955–1956 годов под руководством Ю.А. Мозжорина были разработаны эскизный и технический проекты ПИКа, а в августе 1956 года начаты строительные работы на измерительных пунктах по трассе испытаний МБР. Поскольку Юрий Александрович курировал эти работы с самого начала, став их первым научно-техническим руководителем, он придал им необходимую системность и целенаправленность. В этот период промышленностью СССР была изготовлена и поставлена на строящийся космодром Байконур вся аппаратура, предусмотренная проектом. В начале 1957 года первая очередь ПИКа, включающая в себя семь измерительных пунктов, была введена в эксплуатацию и полностью обеспечила летные испытания первой МБР.

Вместе с тем параллельно в стране интенсивно развернулись работы по созданию первых космических аппаратов (КА), что обусловило новые и гораздо более широкие задачи наземного измерительного комплекса. Руководство проектированием первого в мире командно-измерительного комплекса (КИК) для обеспечения работы с искусственными спутниками Земли, разрабатывавшимися в ОКБ-1, было также поручено Юрию Александровичу. В этой титанической работе по разработке и осуществлению ПИКа, а затем КИКа и освоению их войсковой эксплуатации, в которой участвовали десятки промышленных предприятий различных ведомств, множество воинских частей, Ю.А. Мозжорин фактически выполнял роль генерального конструктора, подобную той роли, которую играл С.П. Королев в создании всего ракетно-космического комплекса МБР Р-7, официально оставаясь только главным конструктором ОКБ-1.

Затем Юрию Александровичу пришлось взять на себя доработку КИКа и его оснащение системами для обеспечения полетов автоматических межпланетных станций (АМС), начиная с первых АМС «Луна» в 1959 году. При этом было дооборудовано 11 измерительных пунктов.

Апогеем этого периода работы Ю.А. Мозжорина стало его участие в развитии КИКа для обеспечения испытании первых пилотируемых космических кораблей «Восток. В исключительно короткий срок в НИИ-4 МО СССР был создан автоматизированный пункт управления полетом космических кораблей – прообраз современного Центра управления полетами (ЦУП).

В то время авторитет руководителя держался не столько на его официальной должности, сколько на знаниях, деловых качествах, чувстве долга, самоотверженности и способности брать на себя решение принципиальных вопросов, как организационно-административных, так и сугубо научных, причем отличающихся огромным разнообразием. Обеспечив создание ПИКа и КИКа, а затем его модернизацию для работы с лунными и межпланетными автоматическими станциями через Центр дальней космической связи близ г. Евпатории и с пилотируемыми космическими кораблями через Центр управления полетами в НИИ-4, Юрий Александрович, тем самым, основал свою научную школу по комплексному использованию методов управления полетом космических аппаратов и созданию технических средств для их реализации. Вся эта работа заняла шесть стремительных лет, в течение которых Постановлением Совета Министров СССР № 1418–657 от 18 декабря 1957 года «За большие успехи в деле развития ракетной науки и техники и успешное создание и запуск в Советском Союзе первого искусственного спутника Земли», а именно «За создание измерительного комплекса и осуществление наблюдения за полетом спутника Земли» ему была присуждена Ленинская премия. Позже, в 1958 году решением ВАК ему была присуждена степень доктора технических наук.

Указом Президиума Верховного Совета СССР № 253/38 от 17 июня 1961 года «За выдающиеся заслуги в создании образцов ракетной техники и обеспечении успешного полета человека в космическое пространство», Мозжорин Юрий Александрович был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

Но, достигнув вершины в своей области, он вынужден был оставить это прекрасно отлаженное хозяйство. 31 июля 1961 года по рекомендации Главного конструктора ОКБ-1 С.П. Королева и бывшего директора НИИ-88 Г.А. Тюлина, назначенного на должность заместителя Председателя Государственного комитета по оборонной технике, и на основании решения государственных органов Ю.А. Мозжорин стал директором и научным руководителем НИИ-88 (с 1967 года – Центральный Научно-исследовательский институт машиностроения, ЦНИИмаш) Госкомитета СССР по оборонной технике – головной организации ракетно-космической промышленности.


Научный руководитель ЦНИИмаш Ю.А. Мозжорин и руководитель пилотируемыми космическими полетами летчик-космонавт А.С. Елисеев в Центре управления полетами.

Поздравляя его с назначением, С.П. Королев дал совет исходить в работе только из интересов дела, и не браться за то, в чем не разбираешься: не оценивать замыслы главных конструкторов, определяющие всю будущую космическую программу страны, иначе не удастся удержаться на этой должности и двух лет. Юрий Александрович в точности выполнил этот совет, но вторую его часть – по-своему. Поскольку оценивать замыслы новых космических программ и проектов стало обязанностью института, он научился в них разбираться досконально, с учетом всех возможных действующих экономических, политических, военных, научно-технических, социальных и иных факторов, создав в НИИ-88 в дополнение к уже существовавшим, целый ряд новых научных направлений, обеспечивающих технико-экономический анализ, надежность, управление качеством производства, отработки и испытаний ракетно-космической техники (РКТ) и ее эксплуатацией на Земле и в космосе, систему автоматического проектирования.

Постановлением Совета Министров СССР от 3 марта 1966 года генерал-майору инженерно-технической службы Юрию Александровичу Мозжорину было присвоено воинское звание «генерал-лейтенант инженерно-технической службы».

Под руководством Ю.А. Мозжорина ЦНИИмаш вырос в крупнейшую инженерно-научную организацию, получившую всемирную известность и выполняющую в стране основные научно-организаторские и научно-исследовательские функции в области создания и применения ракетно-космической техники. Институтом были проведены работы, касающиеся вопросов становления системных исследований перспектив развития стратегического ракетного вооружения с учетом достижений отечественной и зарубежной науки и техники, тенденций совершенствования средств противоракетной обороны вероятного противника, производственных и технологических возможностей отечественной промышленности, существовавших конструкторских разработок и предложений. Такой подход позволил разработать определенный порядок использования ракетно-ядерных сил при защите государства.

Главное, чего добился Ю.А. Мозжорин в институте – это органическое единство совместной работы теоретических и экспериментальных подразделений ЦНИИмаша, создание комплексной научной школы проектно-системных исследований, обеспечивающих разработку планов развития ракетно-космической техники в научных и прикладных целях. Возглавляемый им институт участвовал практически во всех разработках ракет-носителей, космических кораблей и орбитальных станций и большинства космических аппаратов, включая такие крупномасштабные проекты, как автоматический комплекс для доставки лунного грунта на Землю, луноход, модульную орбитальную станцию «Мир» и многоразовую транспортную космическую систему «Энергия-Буран».

Руководство ЦНИИмашем, как отмечал потом сам Юрий Александрович, было несравнимо более сложным трудом, разнообразным и ответственным, чем предыдущие задачи, с которыми он сталкивался; трудом, где и у руководителей, и у исполнителей была единая высокая цель и необходимость – находить оптимальный путь к ее скорейшему достижению. Здесь же, руководя институтом, разрабатывающим государственные планы развития отрасли, ведущим экспертизу предложений главных конструкторов и выполненных ими проектов, дающим допуск на летные испытания и оценивающим их результаты, решающим судьбу часто многолетней работы большого коллектива и всей работающей с ним кооперации, Ю.А. Мозжорин оказался в фокусе множества противоречий самых разных уровней. С одной стороны, на него постоянно оказывали давление высшие государственные, партийные, военные руководители и многочисленная рать чиновников своего министерства, режимные службы, а с другой – главные конструкторы ракет и космических аппаратов, их систем и агрегатов, руководители ведомственных, академических и военных НИИ, отдельные, часто весьма авторитетные ученые и специалисты, в том числе и из своего института, каждый из которых считал поднимаемый им вопрос самым важным, а свое мнение – самым правильным.

Не раз бывало, что от Мозжорина требовали, чтобы он авторитетом ЦНИИмаша поддержал то или иное спорное решение, угрожая в противном случае снятием с работы, отставкой, исключением из партии, предлагая уйти по собственному желанию. Но он всегда умел, даже оставаясь в одиночестве среди министерской коллегии или какой-либо высокой государственной комиссии, выдержать характер и не отступить от решения, научно обоснованного коллективом и им самим утвержденного. Проходило время, очередная критическая ситуация так или иначе разрешалась, и практически всегда оказывалось, что Юрий Александрович был прав, и если бы к его мнению прислушались, то конечный результат был бы гораздо благоприятнее для отрасли и государства. Но министры и главные конструкторы признавали это, в основном, уже тогда, когда становились бывшими. Именно на этой принципиальности и высоких моральных качествах держались высокий авторитет Мозжорина и всеобщее уважение к нему.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 19 января 1984 года «За создание двигательных установок» директор – научный руководитель Центрального научно-исследовательского института машиностроения Юрий Александрович Мозжорин был удостоен Государственной премии СССР в составе группы специалистов и разработчиков предприятий ракетно-космической отрасли.


Ю.А. Мозжорин на космодроме Байконур

Юрий Александрович не только руководил разработкой всех прогнозов и планов развития ракетно-космической отрасли, но и постоянно выступал одним из основным экспертом при оценке всех предлагающихся в отрасли программ и проектов. С 1971 по 1990 годы он являлся членом коллегии Министерства общего машиностроения и непременным участником, а во многих случаях и председателем государственных, межведомственных комиссий, научных и научно-технических советов.

Приказом Министра обороны СССР от 22 ноября 1990 года генерал-лейтенант Юрий Александрович Мозжорин был уволен из Вооруженных Сил СССР в отставку по возрасту. Институт он не оставил, а продолжил работать в должности главного научного сотрудника ЦНИИмаша, сделал все возможное, чтобы помочь новому директору, академику В.Ф. Уткину быстро войти в курс всех проблем коллектива и в годы кризиса в ракетно-космической отрасли сохранить институт и свои любимые детища – подмосковный Центр управления космическими полетами и уникальную экспериментальную базу, аналога которым нет в мире.

Организационную и научную деятельность Юрий Александрович успешно совмещал с педагогической, являясь в 1962–1991 годах заведующим базовой кафедрой «Аэромеханика» факультета аэрофизики и космических исследований Московского физико-технического института. Еще ранее, в 1964 году, решением ВАК ему было присвоено звание профессора по этой же кафедре.

Ю.А. Мозжорин был избран действительным членом Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского, а в 1994–1998 годах являлся вице-президентом этой академии. Он активно сотрудничал с комиссией Российской академии наук по разработке научного наследия пионеров освоения космического пространства, руководил секцией истории ракетно-космической техники на ежегодных научных чтениях, посвященных памяти С.П. Королева и его сподвижников, подготовкой собственных мемуаров.

Юрий Александрович Мозжорин еще при жизни стал легендарной личностью, а 20 декабря 1995 года ему было присвоено звание «Почетный гражданин г. Калининграда (ныне – Королёв)». 15 мая 1998 года его не стало.

Ученый в области ракетостроения генерал-лейтенант В.В. Фаворский охарактеризовал Ю.А. Мозжорина просто и емко: «Жизненный путь Юрия Александровича – образец искренней преданности любимому делу, честнейшего, с достоинством, восприятия любых обстоятельств на сложном пути научного поиска, талантливого инженерного и организаторского творчества».

Труд Ю.А. Мозжорина высоко оценен. Он был удостоен советских наград: двух орденов Ленина, орденов Октябрьской Революции, Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, двух орденов Красной Звезды. В 1996 году его наградили российским орденом «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени.

В 2003 году на территории ЦНИИмаша была открыта мемориальная доска, посвященная Ю.А. Мозжорину.

В 2008 году в г. Королёв Московской области был открыт памятник Герою Социалистического Труда, лауреату Ленинской и Государственных премий, доктору технических наук, профессору Юрию Александровичу Мозжорину, а также названа площадь в его честь. 23 ноября 2010 года Комитетом по наименованию малых тел Солнечной системы Международного астрономического союза было принято решение о присвоении имени Ю.А. Мозжорина одной из малых планет расположенной между Марсом и Юпитером и открытой в Крымской астрофизической обсерватории.


Памятник Ю.А. Мозжорину в г. Королёв Московской обл. Открыт 13 мая 2008 г. Автор – народный художник России А.И. Рукавишников.

Ежегодно в канун Дня Победы на Троекуровском кладбище ветераны космонавтики возлагают цветы к памятнику патриота и выдающегося ученого Юрия Александровича Мозжорина.

Сергей Мигулин,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ,
кандидат исторических наук

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false