Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Баиов Алексей Константинович

БАИОВ (Байов) Алексей Константинович [8(20).02.1871, г. Умань, Уманского у-да Киевской губ. – 8.5.1935, Таллин, Эстония], русский военный деятель и историк, генерал-лейтенант (1915). Алексей Константинович был вторым ребенком в семье дворян Киевской губернии. Его отец, генерал-лейтенант Константин Алексеевич Баиов, к моменту рождения младшего сына являлся начальником штаба IX-го армейского корпуса. Алексей, получив хорошее домашнее образование, продолжил его во Владимирском Киевском кадетском корпусе, а затем во 2-м военном Константиновском училище, из которого был выпущен в 1890 году подпоручиком в лейб-гвардии Егерский полк. Через 3 года Алексей Константинович посвятит родному полку свою первую книгу: «Лейб-гвардии Егерский полк. Исторический очерк для нижних чинов». В ней автор освещал историю полка с момента его основания в 1796 году и до конца 1880-х годов, уделяя особое внимание описанию участия полка в боевых действиях 1813–1814 годов. Тот факт, что историю полка написал 22-летний офицер, проработавший большой пласт архивных материалов, является показательным при оценке личности Баиова. Глубокую духовную связь со своим полком он сохранит на всю жизнь и позднее, уже в эмиграции в Эстонии, возглавит Объединение лейб-гвардии Егерского полка.

В 1896 году Алексей Баиов окончил по 1 разряду курс Николаевской академии Генерального штаба, а также дополнительный класс с оценкой «успешно». В мае 1896 года «за отличные успехи в науке» он был произведен в штабс-капитаны и причислен к Виленскому военному округу, где назначен помощником старшего адъютанта штаба округа. Цензовое командование ротой он проходил в 105-м пехотном Оренбургском полку.

Почти четыре года прослужил Алексей Константинович в Виленском крае, занимая различные штабные должности при штабах Виленского военного округа и Брест-Литовской крепости. За это время он многократно участвовал в различных учениях, лагерных сборах и маневрах, обеспечивал полевые поездки   офицеров Генерального штаба под руководством окружного генерал-квартирмейстера генерал-майора А.Н. Селиванова. Взятые в ходе этих мероприятий практические знания, а также постоянные занятия в архивах и библиотеках, позволили ему не только подготовить и издать в 1900 году одну из первых его военно-методических работ – «Памятку по топографии для унтер-офицеров пехоты», но и собрать материал для следующего труда – «Записки по элементарной тактике. Пехота».

Не отрываясь от службы А.К. Баиов преподавал топографию в Виленском пехотном юнкерском училище, а в марте 1898 года у него и его жены, дочери статского советника Анны Семеновны Нестеровой, родился сын Алексей, ставший в последствии известным поэтом. В декабре 1900 года Баиов произведен в чин подполковника.

В январе 1901 года Алексей Константинович переведен в Санкт-Петербург на должность помощника делопроизводителя генерал-квартирмейстерской части Главного штаба. В октябре того же года назначен на делопроизводителя.

В ноябре 1902 года Баиова переводят в Николаевскую военную академию Генерального штаба на должность штаб-офицера, заведующего обучающимися офицерами, а через год назначают правителем дел академии.

В это время он готовит военно-историческое исследование «Русская армия в царствование Императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736–1739 гг.», за которое будет позднее удостоен большой премии имени генерала Г.А. Леера, выдаваемой за лучшие сочинения по военному искусству. Этот труд был поистине революционным в русской военно-исторической науке, так как, во-первых, затрагивал эпоху в истории русского военного искусства никем на то время не исследованную; во-вторых, раскрывал совершенно иную картину эпохи и значение Миниха как полководца, внесшего значительный вклад в развитие военного дела в России. Необходимо отметить, что этот труд Баиова и в настоящее время считается ценным источником по истории военного искусства аннинского периода.

В декабре 1905 года А.К. Баиов был пожалован чином полковника, а в следующем году назначен сначала экстраординарным, а затем ординарным профессором по кафедре истории русского военного искусства. Именно в подготовке курса лекций для слушателей академии им был разработан главный труд жизни[1].

Решением конференции Николаевской академии Баиову было предписано начать обзор истории русского военного искусства с конца XVII века. Алексей Константинович осуществил данное предписание с существенным дополнением, начав описывать историю русского военного искусства не с указанного периода, а с VI века, полагая, что «наше военное дело… основы получило гораздо ранее; несомненно, что обзор состояния нашего военного искусства с первых же дней существования Руси для нас, русских, должен представлять собой значительный интерес»[2].

В ходе работы над этим трудом А.К. Баиов внес большой вклад в изучение истории русской армии, сбор и археографическую обработку документов по русской военной истории. В нем он отстаивал самостоятельный путь развития русского военного искусства, подчеркивая его обусловленность особенностями социально-политической жизни страны.

В последующих работах, таких как «История военного искусства как наука» (1912) и «Национальные черты русского военного искусства в романовский период нашей истории» (1913), Баиов стремился определить предмет и содержание, цели и задачи истории военного искусства как науки, в основе которой предполагалась деятельность выдающихся личностей.  В декабре 1911 года за отличие по службе А.К. Баиов был пожалован в генерал-майоры.


Генерал-майор А.К. Баиов (сидит во 2 ряду 9 слева) среди выпускников
Николаевской академии Генерального штаба. 1914 г.

Одновременно с преподавательской деятельностью Алексей Константинович участвовал в работе ряда военно-исторических комиссий. В 1900 году к столетней годовщине со дня смерти А.В. Суворова в Санкт-Петербурге по инициативе императора Николая II был основан музей полководца. В целях создания музея при Главном штабе действовала Суворовская комиссия, делопроизводителем которой был назначен подполковник А.К. Баиов. Музей был открыт 13 (26) ноября 1904 года, к 175-й годовщине со дня рождения Суворова, а Баиов в 1905 году был «…высочайше пожалован подарком по чину за труды по построению и оборудованию Суворовского музея». Он же стал первым заведующим мемориального комплекса и возглавлял его до 1915 года. С 1906 года полковник А.К. Баиов являлся членом военно-исторической комиссии по описанию истории Русско-японской войны 1904–1905 годов. В послужном списке генерал-лейтенанта А.К. Баиова, хранящемся в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА) есть и такие записи: «высочайшее благоволение за особые труды по разработке вопроса об организации праздника 200-летия Полтавской победы»; «высочайшее благоволение за труды по сооружению памятника генерал-адъютанту Скобелеву», «объявить высочайшую благодарность за труды, понесенные в Комиссии по организации празднования 200-летия Гангутской победы».

В 1907 году, в рамках подготовки к празднованию столетия Отечественной войны 1812 года был утвержден Особый комитет по устройству в Москве «Военно-исторического музея в память Отечественной войны 1812 года». В его состав вошли ведущие историки и археологи, коллекционеры, меценаты и любители старины. В состав комитета по всеподданнейшему докладу члена Государственного Совета генерала от кавалерии Н.Н. Сухотина[3] был включен и Алексей Константинович. С 1910 года А.К. Баиов также являлся редактором журнала «Известия Императорской Николаевской военной академии».

С графом Дмитрием Алексеевичем Милютиным, автором военной реформы 1860-х годов, генерала Баиова связывали узы глубокого понимания русского военного искусства. Именно поэтому он, с высочайшего соизволения, был командирован в ноябре – декабре 1911 года в Крым в числе депутации для поздравления генерал-фельдмаршала графа Д.А. Милютина, а также вручения ему от Пензенской городской думы звание Почетного гражданина города[4]. Алексей Константинович позднее не только участвовал в погребении генерал-фельдмаршала, но и по приказанию военного министра был командирован в Симеиз для разбора архива и библиотеки последнего генерал-фельдмаршала Российской империи. В этом же году Алексей Константинович выпустил книгу, посвященную Д.А. Милютину[5].

Вскоре после начала Первой мировой войны, когда обучение в академии почти прекратилась, генерал-майора Баиова назначают начальником штаба XXIV-го армейского корпуса, который в составе 8-й армии сражался на Юго-Западном фронте против австро-венгерских войск. За грамотные действия в кампанию 1914 года Алексей Константинович был награжден мечами к ордену Св. Владимира 3-й степени, орденом Св. Станислава 1-й степени с мечами и Георгиевским оружием. В приказе о награждении Георгиевским оружием сказано: «…в дни многодневных и многотрудных боев и маневра корпуса с целью окружения частей противника у Подбужа, выделялся верной оценкой обстановки и самоотверженной своей деятельностью, неоднократно подвергая свою жизнь опасности и тем много содействовал успеху корпуса»[6]. В апреле 1915 года Алексея Константиновича переводят на должность генерал-квартирмейстера штаба 3-й армии, а через два месяца назначают исполняющим должность начальника штаба армии. В этот период 3-я армия в составе Юго-Западного фронта участвовала в Таневском и Красноставском сражениях против германских и австро-венгерских войск. В сентябре 1915 года генерал-майора Баиова «за то, что … в Карпатах, в районе Лупковского перевала, разработал план наступательной операции, приведший к неоднократным поражениям противника, занятию линии р. Сана, овладению главными Карпатскими хребтами»[7] был удостоен ордена Св. Георгия 4-й степени. В декабре 1915 года Баиова производят в генерал-лейтенанты с утверждением в должности начальника штаба 3-й армии. В представлении было отмечено: «За время напряженных боев выказал самую неутомимую работоспособность и нес огромный труд по руководству службы Генерального штаба в армии, в которую входило от шести до семи корпусов. Кроме случаев перерыва связи, весьма кратковременного. Он держал всю службу связи в армии прочно в своих руках, не смотря на постоянные через 2–3 суток переезды штабов армии на новое месторасположения. Разрабатывал оперативные приказы и оперативный подбор самых скорых сведений о неприятеле выполнялись им самым педантичным образом и при самых трудных обстоятельствах боевой жизни штаба, неполнотою не страдали. За образцовую, проникнутую глубоким сознанием… в важных мелочах – службу Генерального штаба в течение 20-дневной труднейшей за всю войну операции – полагаю выполнил и достоин награждением его чином генерал-лейтенанта за боевые отличия»[8]. За кампанию 1915 года он был удостоен также ордена Св. Анны 1-й степени с мечами.

В 1917 году генерал-лейтенант Баиов последовательно занимал должности начальника 42-й пехотной дивизии, командира L-го армейского корпуса, командующего 2-й армией. В конце 1917 года после развала фронта он возвратился в Петроград. С 1918 года числился в РККА и вел практические занятия по тактике в старшем классе ускоренных курсов Академии Генерального штаба. Позднее он отказался эвакуироваться в Екатеринбург вместе с Академией и остался в Петрограде.  Возглавлял Комиссию по приведению в порядок исторического архива. Жил на даче в Гатчине, а затем перебрался в Павловск. В октябре 1919 года Павловск был занят частями Северо-Западной армией генерала Н.Н. Юденича, с которой Алексей Константинович, при отступлении белых, эмигрировал в Эстонию.

По прибытии в Эстонию Баиов занял должность председателя Ревизионной комиссии Северо-Западной армии. Затем в качестве профессора читал лекции в эстонских военных учебных заведениях. В 1920 г. он был в числе учредителей Русской академической группы в Эстонии, в рамках которой выступал с докладами. Постепенно Баиов включился и в местную общественную жизнь, принимая участие в деятельности таллиннского Русского клуба. Он также состоял в местном отделении Высшего монархического совета. После создания в сентябре 1924 года Русского общевоинского союза (РОВС) А.К. Баиов возглавил его эстонское отделение. В 1926 году качестве делегата от Эстонии он участвовал в Зарубежном съезде русских эмигрантов в Париже. По указанию руководства РОВСа Баиову было поручено создать в Эстонии на местах различные общества и организации, которые бы объединяли офицеров русской армии и служили основой для формирования воинских подразделений на случай возможной войны с СССР. По его инициативе в 1926 году был основан Комитет «Дня русского инвалида», а несколько позднее открыт таллиннский отдел Союза русских увечных воинов в Эстонии. В 1931 году Баиов стал инициатором создания Союза русских военных инвалидов в Эстонии и Общества помощи бывшим русским военнослужащим в Эстонии. Он являлся главой Объединения лейб-гвардии Егерского полка в Эстонии и Объединения георгиевских кавалеров. Но в первой половине 1930-х годов деятельность А.К. Баиова по руководству отделением РОВСа и другими военно-эмигрантскими организациями в Эстонии становится все менее активной.

Первыми трудами А.К. Баиова, изданными уже в Эстонии, были отпечатанные литографским способом в начале 1920-х годов курсы его лекций по стратегии, теории статистики, истории военного искусства, военной географии Эстонии и соседних стран, а также курс лекций о Первой мировой войне, предназначенные для слушателей курсов генерального штаба эстонской армии.

В работе «Лекции по теории статистики» особый интерес, актуальный и в наши дни, представляют рекомендации автора, касающиеся деятельности органов государственной статистики: необходимость развития у населения доверия к опросам и привычки к систематическим сборам информации; необходимость информирования населения о результатах опросов; активное привлечения населения к статистическим наблюдениям. Отдельную главу в этой работе Баиов посвящает проблемам военной статистики. В ней он определяет предмет военной статистики, как «изучение живой силы государства как контингента для комплектования армии, его народных богатств, как материальных средств для ведения войны, наконец, его территории как театра военных действий»[9]. Еще один курс лекций А.К. Баиова, изданный в Ревеле для офицеров эстонской армии, имел название «Лекции по стратегии» и был датирован 1922 годом. В этой работе он дает определение стратегии, которая, как наука, представляет собой «совокупность приведенных в систему проверенных и потому достоверных сведений о законах военного искусства и о всех элементах обстановки, а также сведений о способах применения этих законов в различной обстановке»[10].


Труды А.К. Баиова

Не оставил без внимания А.К. Баиов и недавнюю историю Первой мировой войны. Ее проблемам были посвящены брошюры, вышедшие отдельными изданиями: «Вклад России в победу союзников» (Ревель, 1924) и «Истоки великой мировой драмы и ее режиссеры» (Ревель, 1927).

В Ревеле им был издан грандиозный труд «История военного искусства от народов классической древности до начала XX столетия включительно».  «История русского военного искусства, написанная Баиовым, – пишет русский военный историк генерал Б.А. Штейфон, оценивая этот труд, – является наиболее выдающимся и главнейшим трудом его жизни. В русской военной науке не имеется другой столь капитальной работы. Ее главное качество в том, что она с удивительной любовью дает полное и рельефное представление о русском военном прошлом»[11].

Период жизни и творчества А.К. Баиова в эмиграции был временем критического осмысления и подведения им итогов всей истории развития русской военной науки. Он утверждал, что военная наука по методам исследования является вполне научной отраслью знания, а ведению военной науки принадлежат все те вопросы и явления, которыми занимаются и «общие» науки, но в ином преломлении. Баиов предлагал вести военные исследования в области социальных наук, так как военные науки имеют дело с человеком и с организациями из людей. По его мнению, военные исследования должны подразделяться на теоретические и прикладные. Теоретические исследования приводят к формулировке основных принципов и философским обобщениям; на основании прикладных исследований вырабатываются практические приемы и навыки. Он также считал, что для научного обоснования военных исследований нужна преемственность научных методов и научных традиций.

В заключение необходимо отметить, что любой человек не идеален. При необходимости выбора, вынужденно возникшего после 1920 года, генерал-лейтенант А.К. Баиов предпочел работать на благо пусть и мифической, но не большевистской России. Но его заслуги в области военной науки и военной истории огромны. Своими трудами он заложил основу строительства великой «будущей русской армии». В качестве этого фундамента он считал чувство любви к своей Родине, присягу на верность которой он дал раз и навсегда.

Генерал-лейтенант А.К. Баиов, русский ученый с мировым именем, был похоронен на Таллинском Александро-Невском кладбище в 1935 году.

Светлана Шилова,
научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ,
кандидат исторических наук

________________________________________________

[1] Баиов А.К. Курс истории русского военного искусства. Вып. I–VII; СПб., 1909–1913 гг.

[2] Баиов А.К. Курс истории русского военного искусства. Вып. I. От начала Руси до Петра Великого. СПб., 1909. С. V.

[3] РГВИА. Ф. 409. Оп. 1. Д. 72398. Л. 3об.

[4] Согласно завещанию Д.А. Милютина были учреждены две стипендии для детей беднейших офицеров 121-го Пензенского пехотного полка, шефом которого он являлся с 17 апреля 1877 года. 

[5] Баиов А.К. Граф Дмитрий Алексеевич Милютин. СПб., 1912. 78 с.

[6] РГВИА. Ф. 400. Оп. 12. Д. 26679.Ч. 2. Л. 8.

[7] РГВИА. Ф. 400. Оп. 12. Д. 27019. Л. 25.

[8] РГВИА. Ф. 400. Оп. 12. Д. 27025. Л. 153, 153 об, 154.

[9] Лекции по теории статистики / Сост. А. Баиовым. Ревель, 1921. С. 80.

[10] Лекции по стратегии / Сост. проф. А.К. Баиовым. 1921–1922. Ревель, 1922. С. 2.

[11] Штейфон Б.А. Национальная военная доктрина. Профессор генерал А.К. Баиов и его творчество. Таллин, 1937. С. 92–93.

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false