Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Устав воинский сухопутный

30 марта (10 апреля) 1716 года царем Петром I был утвержден «Устав воинский сухопутный» – военно-правовой документ, закрепивший создание в России регулярной армии и определивший порядок ее жизни и деятельности. Вышел в свет этот Устав 19 (30 июля) того же года и направлен в войска, «дабы каждый чин знал свою должность и неведением не отговаривался».

Сам процесс строительства основ новой армии был сложным и многолетним. Боевая практика в Северной войне явилась той школой, которая формировала военные идеи Петра I и во многом определила развитие регулярной армии и ее окончательную структуру, сложившуюся в основном к 1709 г., к моменту исторического Полтавского сражения.

Реорганизация армии поставила перед Петром I и его сподвижниками ряд крупных задач не только экономического, но и военно-организационного характера: подготовку русских генералов и офицеров, артиллеристов и военных инженеров, обучение и воспитание армии в духе более высокой «регулярной» дисциплины и т. д. Одной из таких важнейших задач было введение в армии единых уставов, определяющих ее внутренние порядки, строевые и тактические принципы.

Следует отметить, что регламентацией военного дела в России занимались и до петровских преобразований. К примеру, в 1647 году был издан устав под названием «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей». Но он представлял собой простой перевод с немецкого языка труда известного военного специалиста капитана нидерландской армии Иоганна Якоби фон Вальхаузена и состоял преимущественно из строевых уставов «запоздалого строя имперских войск». 

Страницы из книги «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей». Издание 1647 г.

В новых условиях возникла необходимость создать такую нормативную базу, которая бы соответствовала требованиям времени и содержала «уже законы военно-административные, уголовные, судопроизводство, строевое обучение и походные движения».

Задача, которая стояла перед Петром I, заключалась в том, чтобы прочно закрепить основы регулярной организации, те «добрые порядки», которые позволили молодой русской армии одержать победу над «славным и регулярным» шведским войском. Отсюда и потребность во всесторонности содержания Устава.

Работа осуществлялась постепенно. Еще в девяностые годы XVII века Петр I отправил за границу для изучения европейского военного права своего близкого соратника А.Вейде, который по возвращении в 1698 году представил царю доклад о своих наблюдениях. 

Страница из записки майора А.А. Вейде царю Петру Алексеевичу, составленной им по результатам изучения военного дела во Франции и Англии в 1698 г.

Обзор этот был сделан умело и со знанием дела, поэтому фактически стал, по словам историка П.О. Бобровского, «первым руководством для русского солдата при начале устройства регулярных войск». В работе над «Уставом Вейде» принимали участие и другие сподвижники царя, в частности, Я. Брюс и А. Виниус. 

«Устав Вейде», переизданный в 1841 г.

В начале 1700-х годов было издано «Уложение или право воинского поведения» для армии Б.П. Шереметева, действовавшей в Прибалтике, а в 1706 году – «Артикул краткий, выбранный из древних христианских воинских прав, иже о богобоязни и о наказании разных злодеев» – для кавалерии, находящейся под командованием А.Д. Меньшикова. Появлялись и другие артикулы воинские, корабельные и прочие.

В ходе Северной войны возникает целый ряд тактических инструкций и военных указов Петра I, послуживших еще одним источником Воинского устава 1716 года.

Таким образом, после глубокого и всестороннего изучения иностранных военно-правовых документов, после значительного числа проектов, над исправлением и доработкой которых Петр I трудился в течение нескольких лет, и с учетом боевого опыта его военное законодательство приняло окончательную форму.

«Устав воинский сухопутный» 1716 года состоит из трех частей:
первая – «Устав воинский о должности генерал-фельдмаршалов и всего генералитета и прочих чинов, которым при войске надлежат быть, и оных воинских делах и поведениях, что каждому чинить должно»; вторая – «Артикул воинский с толкованиями и краткое изображение процессов» и третья – «О экзерциции, о приуготовлении к маршу, о званиях и о должности полковых чинов».

Первая часть посвящена общему устройству армии. В отдельных главах изложены права и обязанности высших военных чинов (генералитета), регламентированы организация полевого управления, квартирмейстерской части, караульной и гарнизонной служб, проведения смотров, довольствия войск, а также устройство лагеря, полевых лазаретов, полевой почты и др. 

Часть первая Устава воинского 1716 года

Важными были положения об организации войск: роты (4 плутонга по два капральства каждый), полка (8 рот), бригады (2–3 и более полков), дивизии (несколько бригад); армии («малой» и «великой» – 10–100 тыс. чел.), легкого корпуса (корволанта), корпуса резерва. В Уставе отсутствовал специальный раздел о батальоне, так как основной тактической единицей в то время была рота, а высшей – полк; батальоны являлись элементом боевого построения.

Определялись задачи полковой, полевой и осадной артиллерии, военно-инженерных войск, подкопщиков, минеров, саперных и понтонных команд и т. д. Таким образом, сочетание и увязка всех родов оружия, всех тактических, технических средств армии является характерной чертой Устава 1716 года.

Указывая основы тактического построения в сражении, Устав требовал от командующего обеспечить взаимодействие всех родов оружия и предоставлял ему принимать решение, основываясь на инициативе и мудрости.

Следует также подчеркнуть, что применение полевой фортификации становится уставным правилом русской армии.

Итак, идея гибкой тактической организации, идея мобильности войск и насыщения армии артиллерией, инженерными средствами, наконец, идея стратегического превосходства над противником определяли организационные положения Устава.

Вторая часть Устава – «Артикул воинский» – содержала нормы государственного и уголовного права, сведения об устройстве военных судов и порядке рассмотрения в них дел, а также положения, касающиеся воинской дисциплины и внутренней службы. 

Части вторая и третья Устава воинского 1716 года

Артикул предусматривал обычные в армиях того времени суровые наказания и их исполнение, развивая идеи «Соборного уложения» о мести преступнику и устрашении населения, содержал перечень воинских преступлений и устанавливал меры наказания за эти преступления. За такие преступления, как, например, измена, уклонение от военной службы, невыполнение приказа и др., предусматривались жестокие наказания – битье кнутом, шпицрутенами, ссылка на каторгу или смертная казнь, которая могла быть простой (повешение, отсечение головы, расстрел) либо квалифицированной (сожжение, колесование или четвертование).

Подчеркивая недопустимость служебных проступков, которые, особенно в военной обстановке, могли нанести ущерб армии в целом, Устав 1716 года в ряде случаев ограничивал применение суровых наказаний. Многие статьи Артикула снабжены так называемыми «Толкованиями», которые позволяли судьям смягчать наказание, судить по духу, а не по букве закона, с учетом обстоятельств и последствий нарушения дисциплины.

Артикул также включал текст военной присяги, в которой упор делался на осознании важности исполнения воинского долга, сохранения верности знамени и соблюдения твердой воинской дисциплины.

Следует подчеркнуть, что по полноте военно-уголовных норм документа, подобного Артикулу, не встречается ни в одном из государств того времени.

Третья часть – «О экзерциции...» (т. е. об обучении) – излагает основы одиночного обучения солдат приемам действия в строю, ведения стрельбы и рукопашного боя. В ней рассматриваются способы маневра, порядок походного передвижения, определяются права и обязанности полковых чинов, необходимость воспитания у офицеров и нижних чинов инициативы в бою, чувства патриотизма, воинской чести и храбрости.

Так, Устав 1716 года закрепил положения первых уставов и личных инструкций Петра I об обучении солдат только тем перестроениям, приемам и правилам стрельбы, которые необходимы в бою. Подготовка солдата к бою ружейным огнем, штыком и гранатой – вот основная идея строевого обучения по Уставу. Большое значение придавалось обучению рукопашному бою пехоты. В этом отношении русская армия уже при царствовании Петра стояла на первом месте среди других армий.

Приняв за основу линейную тактику, наиболее целесообразно отвечавшую характеру вооружения армии, царь Петр и в своей полководческой практике, и в Воинском уставе отвергал догматизм и шаблон в тактике. Состав армии, ее походные порядки, детали боевого построения войска – все это зависело «от случая и времени», от реальной обстановки и определялось в Уставе общей задачей «упредить и опрокинуть неприятеля».

В самом Уставе можно найти не одно упоминание об иностранных источниках, которыми пользовались при его составлении. Действительно, много было взято, в частности, из шведских, саксонских, французских уставов. Но это не было простой компиляцией или слепым копированием слово в слово готовых законодательных образцов, а представляло собой их творческую и критическую переработку на основе собственного военного опыта и успехов русской армии. Только в черновой рукописи «Артикула воинского» историками обнаружено 76 поправок и дополнений, сделанных собственноручно Петром I. Им же написаны почти все «Толкования» к статьям Артикула.

Исследователи отмечают такую характерную особенность Устава 1716 года, как его ясный и доходчивый, «простонародный» язык, не имеющий ничего общего ни с «приказными» «темными отговорками» и многословием, ни с канцелярским стилем XVIII века. И это несмотря на обилие иностранных слов, которые в большинстве поясняются, например, «корволант, сиречь легкий корпус», «обер-офицер, или старший начальный человек» и так далее. Солдатский, народный язык Устава, сжатость и афористичность уставных формулировок роднят его с языком суворовской «Науки побеждать», суворовских приказов и обращений к солдату.

Таким образом, Воинский устав Петра I кристаллизовал боевой опыт русской регулярной армии, подвел итог целой исторической эпохи ее развития, закрепил регулярную организацию армии. Петр I был не только составителем или собирателем, но и подлинным творцом и автором основной части Устава 1716 года, который может быть с полным правом назван Уставом Петра Великого.

Петр Великий

Со своими соратниками он положил начало науке военного права в России. И значение этого факта трудно переоценить. Известный военный историк XIX века Н.Ф. Дубровин писал, что военное право Петра I «дает русским войскам практические задачи, ставит более возвышенные и широкие цели. Ограждая интересы государства и охраняя собственность граждан, военное право пуще всего заботится о внутреннем благосостоянии войск, поддерживает в них строгий порядок и непоколебимую дисциплину, предупреждает угрозою строгой кары злоупотребления по довольствию солдата предметами снабжения при различных условиях воинского быта – на квартирах и в походе, в крепостях и в лагерях, в военное и в мирное время».

Устав 1716 года – из наиболее своеобразных и замечательных явлений в истории отечественного военного искусства. По широте своего замысла и богатству содержания он не сравним ни с одним из аналогичных памятников XVIII столетия. Это не только обычный Устав в узком смысле слова, но вместе с тем фундаментальное тактическое руководство, в котором нашли свое воплощение военные идеи великого полководца, оказавшие глубокое влияние на развитие русского военного искусства и не потерявшие своего значения и интереса до наших дней.

Воинский устав 1716 года является одним из важнейших памятников российского законодательства не только по своему значению в отечественной военной истории, но еще и потому, что он оказал несомненное влияние на развитие российского уголовного права. Входящий в состав Устава «Артикул воинский» наряду со специальными постановлениями, имевшими значение для войска, содержал юридические нормы общего характера, находившие себе применение в общеуголовных судах. В намерение Петра входило дать этим артикулам широкое применение, для чего он велел разослать Воинский устав не только во все корпуса войск, но и по губерниям и канцеляриям.

В заключении сошлемся еще раз на мнение авторитетного исследователя военного права эпохи Петра I историка П.О. Бобровского. Он не без основания утверждал, что учреждение регулярного войска в России следует считать совершившимся историческим фактом только со времени появления Воинского устава 1716 года, когда армия получила единство, организацию и законы соответственно требованиям и условиям военного искусства нового времени.

Владислав Пляскин,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского института
военной истории ВАГШ ВС РФ, доктор исторических наук, профессор

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false