Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Мацинское сражение – последнее сражение 2-й екатерининской войны с турками

МАЧИНСКОЕ СРАЖЕНИЕ 1791, сражение между русскими и турецкими войсками 28 июня (9 июля) в районе г. Мачин (Мэчин, Румыния) во время Русско-турецкой войны 1787–1791 годов. Завершиось поражением турок.

Шел четвертый год второй екатериниской войны с Османской империей. Потерпев тяжелые поражения в 1790 году, Турция находилась в состоянии крайнего истощения. Однако под давлением западных держав она продолжала вести войну. Возникла реальная опасность втягивания против России Англии, Пруссии и Польши. В такой сложной политической обстановке нужны были новые решительные победы, чтобы заставить Стамбул подписать мир на требуемых условиях.

В феврале 1791 года главнокомандующий действующей армией князь Г.А. Потемкин отбыл по неотложным делам в Петербург. Его заменил на этом посту генерал-аншеф князь Н.В. Репнин. В летнюю кампанию русские войска получили задачу развернуть боевые действия за Дунаем. Стремясь не допустить перехода русских войск за Дунай, турецкое командование сосредоточило в районе Бабадага и Мачина крупные силы (80 000 человек), возглавляемые великим визирем Юсуф-пашой, с тем чтобы самим перейти в наступление. Русское командование решило упредить противника и нанести удар по турецким войскам в Бабадаге и Мачине.

4(15) июня 1791 года отдельный корпус, численностью 12 тыс. человек, под командованием М.И. Кутузова разгромил бабадагскую группировку противника (23 тыс. человек). Успех был достигнут благодаря скрытности сосредоточения и решительным действиям русских войск, стойкости и мужеству солдат и офицеров. Потери турок составили до 1,5 тыс. убитыми и ранеными.


Эпизод Русско-турецкой войны 1787–1791 гг.

Следующий удар был нанесен по группировке противника, сосредоточенной у Мачина. Русские войска в составе трех корпусов численностью до 30 тыс. человек при 78 орудиях, под общим командованием Н.В. Репнина, 23 – 26 июня (4 – 7 июля) переправились через Дунай у Галаца. В результате рекогносцировки, проведенной генерал-квартирмейстером Я.М. Пистором, выяснилось, что турки численностью до 30 тыс. человек занимали сильную позицию впереди Мачина. Фронт неприятельской позиции прикрывался высотами, левый фланг – возведенными впереди Мачина укреплениями, правый фланг был открыт.

Генерал Репнин принял решение нанести главный удар на правый, менее укрепленный фланг неприятельской позиции, в то время как с фронта должны были атаковать остальные силы русской армии.

Чтобы помешать противнику выслать из Браилова войска для действий в тылу русской армии, атакующей Мачин, Репнин приказал Дунайской флотилии стать вне лосягаемости пушечного выстрела у Браилова, чтобы своим видом удержать неприятельские войска в крепости.

В соответствии с планом главнокомандующего русские войска были разделены на три корпуса. Фронтальную атаку на вражеские позиции должен был осуществлять корпус князя С.Ф. Голицына, который состоял  из 12 батальонов пехоты при 24 орудиях.  Из кавалерии здесь были 3 карабинерных, 3 донских и 3 казачьих полка.  Корпусу Голицына также был придан особый отряд  из двух пехотных полков и 200 казаков при 8 орудиях, под общим командованием генерал-майора И.И. фон Шпета. Назначение этого отряда состояло в том, чтобы охранять тыл и правый фланг корпуса Голицына на случай турецкого десанта из Браилова.

 Нанесение главного удара возлагалось на корпус М.И. Кутузова, который состоял из 6 батальонов егерей и 6 батальонов гренадер при 24 орудиях. Конница насчитывала 4 гусарских и карабинерных полка, а также 6 казачьих и арнаутских полков.

Третий корпус под командованием князя Г.С. Волконского, насчитывающий  10 батальонов пехоты, 16 орудий, 2 кавалерийских полка и 800 черноморских казаков, предназначался для связи между корпусами Голицына и Кутузова и должен был их поддерживать в ходе атаки в обход правого фланга противника.


План сражения при Мачине 26 июня (9 июля) 1791 г. РГВИА.

На рассвете 28 июня (9 июля) русские войска начали переправу по наведенному мосту  через речку Чичуля.  Первым переправился корпус Кутузова, сразу ушедший влево.  За ним перешел речку корпус Голицына, который выстроился боевым порядком в пять каре в две линии. Ему было суждено принять на себя первый массированный удар неприятеля, который не замедлил себя ждать.  Турецкая конница атаковала Голицына. Атака была столь решительна, что несмотря  на ружейный и картечный огонь многие турки смогли не только добраться до линии русских войсках, но даже врубиться в боевые порядки. Однако благодаря стойкости русских солдат атака османов была отбита, а самые настойчивые – переколоты штыками солдат Новгородского мушкетерского полка. Вскоре подоспела и конница Волконского, приведенная генерал-майором Дерибасом, которая с казаками атамана З.А. Чепеги сразу же включилась в преследование отступающих турок.

Переправившаяся затем через Чичулю пехота корпуса Волконского заняла позицию левее корпуса Голицына, открыв ожесточенную артиллерийскую пальбу по неприятельскому фронту.

Кутузов тем временем штурмовал правый фланг неприятеля. Здесь турки, заняв крутые скаты господствующих высот, заставили Кутузова брать с боем каждый шаг на местности. По его приказу вперед пошли 1-й и 4-й батальоны Бугского егерского корпуса, которых повел  генерал-квартирмейстер Пистор. Они должны были вытеснить турок с занимаемых позиций, обезопасив тем самым вступление на гребень высот основных сил. Егеря выполнили приказ: взобравшись под огнем почти по отвесной горе, они штыковым ударом заставили турок отступить, очистив открытую площадку на вершине высот. В реляции на имя князя Н.В. Репнина Кутузов впоследствии доносил, что егеря «оказались на высоте и выдерживали огонь неприятельской батареи; стоя на месте, отвечая оной своими пушками, доколе выстроилась линия, потом храбро атаковали неприятеля в трудных местах»[1]. В ходе атаки особенно отличилось каре, составленное из 1-го и 4-го батальонов Белорусского егерского корпуса, которое «при решительной на неприятеля атаке левого фланга, преодолев все препятствия, [заняло] самую трудную гору; и тем отняло у неприятеля последнюю надежду на горах удержаться, а должен отдать справедливость, что сие действие весьма успеху способствовало»[2].

На этой площадке в две линии построились все силы корпуса Кутузова: три каре впереди, два – во второй линии, кавалерия – на левом фланге второй линии. После построения Кутузов двинул свои силы вперед. В новой атаке правым флангом корпуса продолжал командовать Пистор, левым, перед которым стояла задача зачищать неприятеля после продвижения правого фланга вперед, командовал генерал-майор А.П. Тормасов.

Сражение велось с крайним ожесточением. Несколько раз казалось, что войска Кутузова будут опрокинуты. Но Репнин внимательно следил за боем и в нужный момент не медлил с подкреплением. На помощь Кутузову подходили вспомогательные конные отряды из корпуса Волконского. Особенно отличились Харьковский конно-егерский и Северский карабинерный полки, которые ударом в левый фланг на наступающую на Кутузова конницу способствовали отражению атаки.

Однако турки, получая все новые подкрепления из главной квартиры, пытались во что бы то ни стало отрезать корпус Кутузова от основных сил. Но Волконский, по приказу Репнина, выдвинулся вперед и, построив свою пехоту в две линии каре, перекрыл пространство между 1-м и 2-м корпусами. После этого на помощь Кутузову Волконский направил три гренадерских полка.

Гренадеры Свято-Николаевского, Малороссийского и Московского полков, быстро продвигаясь вперед, достигли предгорий, отделявших их от войск Кутузова, и отсюда открыли пушечную и ружейную навесную стрельбу. Под действием артиллерийского огня противник прекратил наступление.

Видя неудачу на своем правом фланге, османы переключились на 3-й корпус, но меткая стрельба подчиненных премьер-майора А.Ф. Гана из Екатеринославского гренадерского полка поставила на этой идее жирный крест. Одновременно с неудачной атакой на центр русских позиций турки повели штурм и против корпуса Голицына, который также завершился безрезультатно. Таким образом, продолжавшееся три часа сражение по всей линии соприкосновения кончилось совершенным поражением противника на всех основных направлениях.

Пытаясь оказать помощь своим войскам, Юсуф-паша собирался  нанести удар в тыл Репнину, отправив для этого десантный корпус из Браилова. Однако отряд генерал-майора фон Шпета, предусмотрительно оставленный Репниным ниже Мачина у пролива Катрофети, встретил их во всеоружии. Две четырехорудийные батареи ответили врагу губительным огнем. Турки вынуждены были поспешно ретироваться, потеряв при этом пять судов. Попытки полуторатысячного десанта высадиться в другом месте натолкнулась на сопротивление Апшеронского и Смоленского мушкетерских полков, своевременно отправленных Репниным к месту высадки.

Одновременно с разгромом браиловского десанта началась общая атака на турецкие позиции у Мачина.

Корпуса князей Голицына и Волконского были построены в каре в две линии. Кавалерия располагалась на левом фланге. Под барабанный бой каре двинулись вперед. Корпус Голицына после рукопашной схватки овладел мачинскими окопами на левом фланге турецкой позиции, а корпус князя Волконского занял неприятельский лагерь, располагавшийся в центре. Затем турок, сбившихся в толпы на дальних высотах, атаковали казачьи полки под командованием войскового атамана В.П. Орлова из корпуса Кутузова.

Тогда началось паническое отступление турок, которые бежали, бросая по дороге вооружение и амуницию. Напрасно командовавший у Мачина турецкими войсками румелийский вали[3] сераскир Мустафа-паша пытался остановить бегущих. Верховный визирь Юсуф-паша, спешивший на помощь к месту сражения, видя общее бегство, вернулся в Гирсово. Так нашей славной победой завершился шестичасовый бой русских и турецких войск у Мачина.

В этом сражении турки потеряли до 4 тысяч убитыми. У них было захвачено 35 пушек и 15 знамен. Русские потери составили 147 человек убитыми и около 300 ранеными[4].

Потерпев поражение на суше от Репнина, а на море – от Ф.Ф. Ушакова, Оманская империя была вынуждена признать себя побежденной. По мирному договору, заключенному в Яссах 29 декабря 1791 года (9 января 1792 года), были подтверждены условия Кючук-Кайнарджийского договора. Турция признала новую границу России по Днестру, а также присоединение Крыма к России. Таким образом, Россия стала черноморской державой. Тем самым была закончена многовековая борьба России за выход к Черному морю, столь необходимому для ее экономического развития.

Юрий Алексеев и Сергей Корышов,
научные сотрудники Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ

________________________________________________

[1] М.И. Кутузов.  Документы /Русские полководцы.  М., 1950. Т. 1. С. 151.

[2] Там же. С.151–152.

[3] Должность в администрации исламских стран, соответствующая должности наместника провинции или другой административной единицы, на которые делится страна.

[4] Петров А.Н. Вторая турецкая война в царствование императрицы Екатерины II. СПб., 1880. Т. II. С. 223–224; Хронический указатель военных действий Русской армии и флота. СПб., 1908. Т. 1. С. 175.

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false